Разделы


вторник, 7 января 2020 г.

Иммунитет не от всех болезней

Фото: Beer7.net
Сразу скажу — я не хочу, чтобы Нетаниягу был осужден. Считаю, что информация о совершенных им нарушениях, попавшая в прессу, недостаточна для уголовного преследования, и просто по-человечески ему этого не желаю. Я желаю ему выйти из зала суда признанным невиновным. И я расстроен тем, что мои желания и желания премьер-министра моей страны в этом важном вопросе не совпадают. Нетаниягу вообще не хочет идти в суд, просит предоставить ему депутатский иммунитет и делает это в такой ситуации, когда уже сама просьба, которую в данный момент некому рассматривать, оттягивает начало процесса на полгода, а то и больше — в зависимости от результатов мартовских выборов и исхода третьих коалиционных переговоров. И вот с этой тактикой я не согласен по целому ряду причин.



Причина первая — правовая. Депутатский иммунитет по природе своей предназначен для защиты парламентариев от возможного давления, ограничивающего свободу их политической деятельности, в первую очередь от давления со стороны исполнительной власти и входящих в её состав правоохранительных ведомств. Система парламентской республики существенным образом смешивает депутатский корпус и руководителей исполнительной власти — некоторая часть депутатов становятся министрами, но дух закона всё же требует различать эти группы и их деятельность. И ни одно из обвинений, выдвинутых против Нетаниягу, не имеет отношения к его работе как депутата. Его обвиняют только и исключительно в деяниях, совершенных им в качестве премьер-министра в рамках соответствующих полномочий. А на эти деяния именно депутатский иммунитет не должен распространяться. Точно так же, как если бы любой депутат, Нетаниягу или другой, управляя автомобилем, стал виновником аварии с тяжкими последствиями, ему не полагался бы иммунитет, потому что вождение машины не является частью собственно депутатской деятельности. И работа премьер-министром — тоже не является. Поэтому иммунитет по имеющимся делам Нетаниягу просто не положен.

Причина вторая — профессиональная, должностная. Нетаниягу впервые стал главой правительства в 1996-м и продолжает им быть более десяти последних лет без перерыва. Все без исключения действующие руководители полиции, прокуратуры и остальных ведомств, которые сегодня предъявляют ему обвинения и которых он персонально и коллективно называет предвзятыми, некомпетентными, нечестными и необъективными, назначены или им, или при его участии. Все, начиная с юридического советника правительства Авихая Мандельблита. И, таким образом, если они действительно таковы, а Нетаниягу полностью невиновен, и «ничего не будет, потому что ничего не было», то сам премьер-министр при выборе своих назначенцев проявил полную и системную некомпетентность. Что же он теперь просит защиты от тех, кому сам совсем недавно доверил право распоряжаться судьбами людей, не только и не столько своей, а всех нас? На них может жаловаться кто угодно, но не он. Или, по крайней мере, жалуясь, он должен признавать свои ошибки и просить прощения, а не иммунитета от последствий собственных действий.

Причина третья — политическая. Нетаниягу обрушился сейчас не только на конкретных должностных лиц, он вскрывает многочисленные пороки юридической системы Израиля в целом. Но он обнаружил их только сейчас, столкнувшись с ними лично, как человек и гражданин, но совершенно не замечал все предыдущие годы своего премьерства, когда эта система железными гусеницами давила судьбы многих его сограждан. Впрочем, и продолжает давить, полиция продолжает проводить сомнительные расследования, прокуратура продолжает предъявлять сомнительные обвинения, а суды продолжают выносить сомнительные приговоры. По этим сомнительным приговорам в тюрьмах продолжают сидеть люди. И садятся все новые. Которые не могут просить об иммунитете. Все это продолжается в том числе буквально в те же дни, когда обвинения были предъявлены премьер-министру. Но он почему-то заметил только «свои» обвинения. Все остальные кейсы не привлекли его внимания. И я вижу в этом основание для политического недоверия и такую вину Нетаниягу как политика, которая не позволяет ему претендовать на личный иммунитет.

Причина четвертая — логическая и историческая. Биньямин Нетаниягу — без сомнений, историческая фигура, и все его дела и слова являются частью истории Израиля. Особенно те, которые на эту историю повлияли. А слова, сказанные главным претендентом на пост премьер-министра, который вскоре его и занял, по поводу судьбы своего предшественника, конечно, на историю повлияли. Вот эти слова: «Речь идет о премьере, по горло погрязшем в расследованиях, и у него нет общественного мандата и морального права выносить судьбоносные для страны решения. Я должен сказать, что существует реальная, а не выдуманная обеспокоенность, что его действия будут продиктованы личным расчетом, связанным с его политическим выживанием, а не национальными интересами — именно потому, что он так глубоко погружен в это особое бедственное положение». Их произнес депутат Биньямин Нетаниягу в адрес премьер-министра Эхуда Ольмерта. Думаю, Нетаниягу тогда был прав. И Ольмерт вскоре лишился премьерского кресла, а потом и свободы. А Нетаниягу стал главой правительства. Так разве логика — и просто логика, и логика самой истории — не требует того, чтобы сегодня Нетаниягу повторил эти же слова, обращаясь к самому себе, вместо того, чтобы просить об иммунитете?

Я желаю Нетаниягу не повторить путь Ольмерта целиком и добиться оправдания в суде как можно быстрее. Я думаю, что чем больше он сам затягивает начало судебного процесса, тем меньше становятся его шансы на благополучный исход дела.  Господин премьер-министр, не надо добиваться иммунитета — он вам не положен, вами не заслужен и вам не выгоден. Надо добиваться, чтобы хотя бы судьи отнеслись к вам мягче, чем ваши ставленники в полиции и прокуратуре. Недавно в новогоднем обращении вы назвали нас, русскоязычных израильтян, «братья и сестры». Удачи и свободы, брат мой! 

Александр Осовцов

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий