Разделы


пятница, 30 августа 2019 г.

Мы все глядим в Наполеоны

Фото: Beer7.net
Нынешняя кампания Ликуда фактически возвращает нас к тому короткому периоду, когда премьер-министра Израиля избирали прямым голосованием. Вроде бы в бюллетене обозначена  целая партия с богатой историей и 35-ю действующими депутатами, а слышим мы только о ее первом номере, его успехах, его чуть ли не уникальной причисленности к избранному кругу мировых лидеров, а теперь уже даже о его персональной богоизбранности. Спору нет, Биньямин Нетаниягу — для Израиля фигура историческая. Сейчас право избирать депутатов Кнессета получили уже те, кто больше половины жизни прожил при одном и том же премьере. Более того, если вспомнить, когда Нетаниягу впервые возглавил правительство, то родившиеся тогда — уже зрелые люди, закончившие службу в армии и в большинстве своем обзаведшиеся семьями. На протяжении их жизни мир изменился самым радикальным образом. Израиль, пожалуй, еще больше. А во главе правительства Израиля стоит все тот же самый человек, который каждый день на экранах телевизоров и компьютеров, со страниц газет и с плакатов доказывает, что альтернативы ему нет и быть не может. Насколько я мог заметить, основных доводов в пользу незаменимости Нетаниягу в сущности два. Один из них — это та самая принадлежность к узкому кругу мировых лидеров, определяющих все мировые процессы в политике. Второй — это, собственно, то, на чем обычно как раз и основан в современном мире авторитет глав государств и правительства основных стран мира — уровень их экономического развития и финансовой состоятельности. И довод об экономическом процветании Израиля, достигнутом под руководством Нетаниягу, используется им как козырной туз в разыгрываемой сейчас политической игре. Но туз ли это?


Сообщения, как от Центрального банка Израиля, так и от независимых экспертов по экономике поступают все более и более тревожные. Дефицит бюджета государства достиг колоссальной суммы в почти 55 млрд шекелей, цены на жилье вновь пошли вверх, а главное — никакие уверения премьера о макроэкономических успехах его правительства нисколько не сказываются на ситуации на потребительском рынке. Все упорнее хочется вспомнить Наполеона Бонапарта, который говорил: «я могу обмануть профессоров и журналистов, но не могу обмануть парижскую домохозяйку, которая ежедневно ходит на рынок». По моим наблюдениям, домохозяйки в Израиле в наше экономическое процветание верят все меньше — как те, что ходят на рынок, так и те, кто посещает супермакеты. Конечно, можно сказать, что Нетаниягу повезло — полномасштабный экономический кризис вряд ли успеет разразиться до 17 сентября, и в этом смысле ему не грозит судьба республиканского кандидата на американских выборах 2008 года покойного Джона Маккейна, чей рейтинг тогда колебался буквально синхронно с американскими биржевыми индексами, падение которых за неделю до дня голосования окончательно похоронили надежды сенатора на президентство. Но уже становится все более очевидно, что не только домохозяйки, но и представители бизнес-сообщества все больше и больше отказывают премьер-министру в поддержке. Так что туз вполне может оказаться и не козырным. «Другая лига», сообщество мировых лидеров — вещь, конечно, важная. И сфотографироваться с Трампом, Моди и Путиным удается далеко не каждому, даже премьер-министру, но эти фотографии сами по себе доказывают, что Нетаниагу относит к другой лиге и тех, с кем он сфотографировался. И в этой связи можно вспомнить, что лига, в общем-то состоит не из глав государств и правительств, а из стран, которые они представляют. Так вот со времен первого премьерства Нетаниягу в Индии уже пятый премьер-министр, в США четвертый президент и даже в России — как минимум второй, хотя тоже, как и Биби, с перерывом.  Поэтому нет никаких причин считать, что смена премьер-министра угрожает Израилю вылетом из «другой лиги» — в самом деле, чем наша страна хуже Америки, России, Индии и др.

Мне вообще кажется, что сама идея персонификации всех успехов, достижений, и даже просто удач еврейского государства глубинно противоречит как еврейской традиции, так и израильской политической системе. Если вспомнить саму историю появления первого еврейского царя в том виде, в котором она описана в соответствующих священных текстах, то ничего такого божественным провидением для народа Израиля не планировалось. Более того, избранному народу пришлось долго скандалить и требовать этого царя у Вседержителя, но, что еще смешнее, царь довольно скоро перестал устраивать и простых людей, и пророка, и самого Всевышнего. Я прошу прощения у действительно знакомых с Танахом за весьма вольное и поверхностное изложение, но даже в таком окарикатуренном варианте несложно заметить, что с царями у евреев изначально все было очень непросто.

Гораздо более значимым в наши времена, а не во времена Шаула является то, что преимущество парламентской демократии состоит в ее гибкости, независимости от персоналий в каждый данный момент времени, ее способности выдвигать лидеров тогда, когда это необходимо, порой даже без особой формальной привязки к должности. В этом смысле Израиль — наверное, едва ли не самый яркий пример в современном мире. Когда в 1967 году была одержана победа в Шестидневной войне, победа огромная и для всего мира неожиданная, во главе правительства стоял Леви Эшколь. Безусловно отдавая ему всемерное уважение и ни в коей мере не преуменьшая его заслуг, мы явно связываем эту ярчайшую страницу истории Израиля в неменьшей степени с именем Моше Даяна, занявшего пост министра обороны буквально за считаные дни до начала военных действий. В возрожденном Израиле, конечно, были государственные деятели исторического масштаба, но никто из них никогда не был царем, не претендовал на это звание, и любому из них всегда находилась достойная замена.
Я хочу еще раз подчеркнуть свое уважение к заслугам Биньямина Нетаниягу. Но персоналистская кампания Ликуда, в которой премьер-министр играет не просто главную или даже заглавную, а практически единственную роль — роль самого себя, она же роль партии Ликуд, она же роль Мелех Исраэль, меня настораживает и, пожалуй, отталкивает. Я все меньше вижу причины доверять лидеру партии без программы и кандидату в премьеры, в правительстве которого определена только одна должность — его собственная. И поскольку я, будучи профессором, которого можно обмануть, все же бываю на рынке, то я ощущаю себя и той самой домохозяйкой — ну да, к тому же с ученой степенью, и все меньше верю в бесконечные обещания одного и того же человека. Хотя по-прежнему верю в мудрость своего народа и его способность в каждый момент своей истории выдвигать на авансцену новых лидеров.

Комментариев нет:

Отправить комментарий