Разделы


четверг, 22 ноября 2018 г.

Война на истощение. Промежуточные итоги

Фото: Beer7.net
Главный урон от этой капитуляции: мы опустили планку собственного достоинства.

В минувшую пятницу, лидер ХАМАСа в Газе Йехи Сануар, выступая на церемонии памяти погибших на прошлой неделе в столкновении с ЦАХАЛем боевиков, размахивал пистолетом и пообещал, что следующий ракетный удар ХАМАСа достигнет Тель-Авива и застанет израильтян врасплох. Случись такое выступление еще месяц назад, к нему бы стоило относиться как к очередному фоновому шуму так называемого «марша возвращения». Но сегодня эти слова воспринимаются в Газе, Ашкелоне и Тель-Авиве как слова победителя. Слова предводителя террористов, перед которыми не устоял сильный Израиль.

Аппетит пришел во время игры

Надо полагать, Сануар и Хания не планировали полноценную и, как выяснилось, успешную войну на истощение, когда зарождалась идея еженедельных беспорядков и провокаций у пограничного забора. Замысел потратить последние деньги на PR-акцию, которая за несколько недель привлечет к себе былое внимание мировой общественности, казался провальным даже прагматичному, опытному Сануару. По сути, он оказался втянутым в историю, которую затеяли другие. Политическое крыло ХАМАСа весной текущего года рассматривало военное противостояние Израилю как не самую приоритетную альтернативу. Авторитет власти ХАМАСа в Секторе висел на волоске. Фронт контактов с Египтом был куда более перспективным, а военный конфликт с Израилем означал крушение идеи реанимации власти ХАМАСа в Газе силами египетских посредников. Так, по крайней мере, казалось всем участникам событий в марте 2018 года.



Но финансовая машина была уже запущена и по обе стороны пограничного забора между Израилем и Сектором Газы начали готовиться к нескольким неделям принципиально нового противостояния. Исключительно за деньги лидерам ХАМАСа удавалось собирать у границы с Израилем по несколько десятков тысяч человек еженедельно. Первоначальная реакция Израиля удивила палестинцев. Особо рьяные провокаторы ликвидировались израильскими снайперами. Массовый натиск на пограничный забор останавливался ЦАХАЛем предельно сдержанно. Еще больше палестинцев удивило относительное безразличие мира к жертвам со стороны «марширующих». Конечно, не обошлось без пресловутой «заботы» псевдо-правозащитников об угнетенных палестинских демонстрантах, но все же первые недели «подзаборной войны» прошли с явным преимуществом израильской стороны.

Публикация развединформации о личных данных ликвидированных у забора боевиков, доказательств их причастности к террору сделали свое дело. К этому добавились фото- и видео документы о том, как пытаются проникнуть на территорию Израиля «мирные демонстранты» с озверелыми лицами. Мир не купился на эту провокацию, хотя мы до сих пор проводим несколько расследований в связи с определенными решениями наших снайперов о ликвидации конкретных палестинцев. Но это отдельная тема для обсуждения.  PR-акция под названием «марш возвращения» была провалена.

Но в  ходе первых ее недель ХАМАС разглядел потенциал для войны на истощение. Потом ее назовут «войной воздушных шаров», «войной презервативов» и «войной горящих покрышек», а затем и вовсе запутаются в терминологии. Но если бы дело было только в терминологии…

Наступление «на те же грабли»

Обратите внимание, что первыми и пока единственными, кто вышел на демонстрации против мирного урегулирования с ХАМАСом стали жители Юга. Казалось бы, формула «тишина в обмен на тишину», на которую согласился Нетаниягу, в первую очередь должна удовлетворять жителей Юга. Ведь именно они были ежедневными участниками войны на истощение, они дышали  дымом горящих покрышек, тушили поля и даже прятались от ракетных обстрелов. И это им, в первую очередь, гарантирует тишину Нетаниягу, опираясь на обещания ХАМАСа. Но вот они как раз и знают, в первую очередь, какова цена этим обещаниям.

После провала «подзаборной войны», ХАМАС начал активно готовиться к следующему витку выяснения отношений с Израилем. Они использовали дымовую завесу, в прямом и переносном смыслах, чтобы как можно больше изучить нас. Начиная от оперативных наблюдений за позициями израильских снайперов и возможностей системы ПРО «Железный купол», через изучение наших действий при попытках проникновения на территорию Израиля единовременно в нескольких местах границы и вплоть до подготовки конкретных террористических актов в определенной близости к пограничному забору.

Поражение израильского автобуса противотанковым снарядом, которое лишь случайно не стало огромной трагедией, это, во-первых, результат оперативных наблюдений боевиков ХАМАСа за передвижением сил ЦАХАЛа в приграничной зоне, а во-вторых – сработал, так называемый, эффект «замыленного глаза», когда мы, за перманентными активизациями боевиков у границы, не разглядели реальную угрозу.

Но не это главное. Никакие наблюдения боевиков ХАМАСа не нарушат баланс сил между ними и ЦАХАЛем на оперативном уровне. Главное в том, что они «пристрелялись» к высокому уровню сдержанности израильского руководства, граничащего с бездействием такого масштаба, который удивил даже руководство ХАМАСа.

Обнаружив, что единственный, кто угрожает ХАМАСу непропорциональной реакцией — это министр обороны Авигдор Либерман, Йъхе Сануар начал действовать без опасения ответной войны. Израиль молча проглатывал одну пилюлю за другой. Горят поля и плантации  на Юге – молчим. Жители приграничных населенных пунктов прячутся от ракетных обстрелов – молчим. Египетская инициатива не включает в себя передачу тел израильских солдат ХАМАСом – мы принимаем эту инициативу и ждем одобрения наших позиций с другой стороны.  Словно не было в нашей недалекой истории опыта политики сдерживания и пропорциональных реакций, которые и привели нас к ситуации, когда мы вынуждены выбирать между небезопасной жизнью на Юге и похоронами солдат по всей стране.

Но, если бы действия правительства были только в рамках этого выбора, в них бы можно было разглядеть хоть какую-то логику и последовательность. Ситуация, на самом деле, гораздо более абсурдна.

Цветочки сменились ягодками

Политику сдержанной реакции по отношению к ХАМАСу нам аргументируют некими рекомендациями высшего командования ЦАХАЛа и других силовых структур.

Но во-первых, мы настолько «замордовали» армию всевозможными государственными комиссиями, которые расследовали события прошлых масштабных операций в Газе и не только, что любой генерал невольно задумается о продолжении своей карьеры, прежде чем выступить с предложениями по конкретным действиям. А во-вторых, армия совершенно не обязана класть на стол премьера рекомендации, в которых будут заложены решения политического руководства.

Вышеупомянутый выбор между небезопасным уровнем жизнью на Юге и похоронами солдат по всей стране должна делать не армия, а руководство страны. И если Нетаниягу и остальные приверженцы мирного урегулирования с террористами ХАМАСа ждут от начальника генерального штаба «страхового полиса» в виде удобных им рекомендаций, то, вероятно, не дождутся. По крайней мере, не от действующего.

Но, как уже было сказано, политика пропорциональной реакции это еще цветочки. Ягодки отметил Либерман в заявлении об отставке. Правительство не ограничилось пассивной сдержанностью. Мы, вдобавок ко всему, приняли решение поощрить власть ХАМАСа поставками горючего в Сектор и способствовали поступлению 15 миллионов долларов наличными в распоряжение ХАМАСа. Разумеется, заручившись обещаниями египтян о полном контроле над распределением средств. Но если горючее хоть как-то можно отнести к разряду гуманитарных грузов, то каким именно образом наличные деньги отдалят жителей Газы от голодной смерти, которая, как нам объясняли, наступит со дня на день, понять трудно.

Однако и эти шаги могут запросто перекочевать из разряда ягод в цветочки. Наша капитуляция перед ХАМАСом, после четырехсот ракет, выпущенных по нашим городам за два дня, указывает на весьма опасную тенденцию. За два дня мы провели новую красную черту уровня нашего терпения. Причем, страшно не то, что мы ее провели для ХАМАСа, «Хизбаллы» и Ирана. Страшно, что мы, в очередной раз, опустили планку собственного достоинства.

Заодно — дали понять жителям Юга, что их безопасность может быть разменной монетой на весьма сомнительные цели. При подобной выходке ХАМАСа, в следующий раз, будет куда сложнее решиться на адекватную реакцию. Слишком многим придется объяснять разницу – палестинцам, египтянам, американцам, ООН, россиянам. Теперь еще и недоумевающим израильтянам, которые живут южнее Ашдода.

Опытный политик, министр от Ликуда Цахи Анегби озвучил то, что думают многие. У жителей Тель-Авива и Офакима разная кровь. Поэтому, когда угрозы ракетных обстрелов остановят работу аэропорта Бен-Гурион или отменят занятия в тель-авивских школах, надо бы пересидеть эту беду молча. Чтобы не разжигать конфликт между центром Страны и периферией. По крайней мере, пока позволяют предвыборные опросы.

Алекс Гольцекер

Комментариев нет:

Отправить комментарий