Разделы


суббота, 21 марта 2020 г.

Мы-то на переправе. Но вот где конь?

Фото: Коби Гидеон (GPO)
В Гаарец напечатана статья о том, что в иерусалимской гостинице Дан вместо стационара для госпитализации больных с легкой формой коронавируса Минздрав открыл карантин для десятков хасидов ХАБАДа, учащихся ешив, которые вернулись из Нью-Йорка. Сам Минздрав категорически опровергает инсайдерскую информацию из ЦАХАЛа, согласно которой лично министр Яаков Лицман продавил эту рокировочку, утверждая, что речь идет о «сугубо профессиональном решении». В результате недовольны все — запертые хабадники, которые собирались, как положено, отправиться на домашний карантин, а теперь сидят по номерам голодные, потому что их не устраивает гостиничный кашрут; военнослужащие и волонтеры, которые собирались помогать больным, а вместо этого находятся на побегушках у нормально себя чувствующих людей и разносят по номерам тфилины; представители Министерства обороны и ЦАХАЛа, которые возражали против решения Минздрава и с обидой говорят, что выделили ресурсы, солдат и волонтеров, а Минздрав вовсе и не собирался переоборудовать гостиницу в стационар.


Это у нас один из многочисленных примеров деятельности Министерства здравоохранения, которое естественно оказалось в центре всеобщего внимания в сложившихся обстоятельствах. Пример далеко не самый яркий, но очень показательный — показательный тем, что абсолютно не понятны ни реальные, ни даже возможные мотивы «сугубо профессионального решения». Сразу оговорюсь, что я не подозреваю раввина Лицмана в том, что он заботится «о своих». Во-первых, я не уверен, что для гурского хасида хабадники такие уж «свои», а, во-вторых, эти граждане Израиля действительно могли находиться на домашнем карантине, как и все остальные, кто в эти дни вернулся на родину из-за рубежа. Это просто бардак. Как говорят флотские офицеры, «хлев на палубе», полное отсутствие элементарных основ менеджмента, и самое худшее — из-за этого двух больных коронавирусом женщин, уже госпитализированных в, казалось, «новом стационаре», пришлось срочно, в одних пижамах перевозить в такой же стационар в одноименной гостинице в Тель-Авиве.

Слово «кризис», а иногда даже слово «крах», давно стали общеупотребительными терминами для описания происходящего в израильском здравоохранении. К великому сожалению, этот кризис более не имеет возможности быть сколько-нибудь растянутым во времени. Здравоохранение стало главным фактором как общественной, так и личной жизни каждого из нас. Выражение «не бывает здоровых людей — бывают недообследованные» перестало быть метафорой, а стало абсолютной реальностью — особенно, если слово «недообследованный» заменить на более точное «непротестированный». Главной причиной непротестированности огромного количества израильтян является то, что минздрав вовремя не закупил тестеры. Теперь эти тестеры добывает Моссад в некой стране зоны Персидского залива. И оказывается, что в наборах для анализа не хватает скребков. Просто в Минздраве забыли их прописать в ТЗ. Защитных масок не хватает даже врачам — главные спасители наших жизней заражаются сами. Аппараты для искусственной вентиляции легких заграницей закупает ЦАХАЛ. Конечно, мы привыкли всегда и во всем полагаться прежде всего на ЦАХАЛ и Моссад, но зачем тогда у нас Минздрав?

Я не собираюсь участвовать в старинном споре о том, кто должен руководить — специалист в конкретной области деятельности или профессионал-менеджер. Раввин Яаков Лицман — не медик и никогда им не был, но все происходящее очевидным образом доказывает, что он не в состоянии руководить сколько-нибудь сложной структурой даже в обычной ситуации, а уж тем более в кризисной. У возглавляемого им министерства был как минимум месяц с лишним на подготовку к случившемуся, но не было сделано ничего, и, что гораздо хуже,  и сейчас не делается или ничего, или ничего правильного. Если, конечно, кто-то не считает правильным меланхоличное обещание гендиректора Минздрава тысяч (тысяч!) смертей от коронавируса.
И не надо мне говорить, что коней на переправе не меняют. Не меняют коней, которые тянут свои повозки с людьми и грузом с одного берега на другой, нужный. Если же коню вдруг приспичит посреди реки остановиться, прогуляться вдоль берега или начать вставать на дыбы, а потом лягать возницу, то еще как меняют, потому что глупо сравнивать ущерб от смены коня и от того, что все, кто должен переправиться, в одночасье утонут.

Во всем, что я написал, нет ни грамма политики. Я абсолютно не говорил и не думал о том, к какой партии или к какому блоку должен принадлежать новый министр здравоохранения. Более того, этого нового министра необходимо назначить как можно быстрее, и сделать это обязан действующий премьер. И я понимаю, что действующий премьер должен ему доверять. Но в качестве критериев своего доверия он обязан избрать только и исключительно профессиональные и управленческие качества кандидата, и никакие другие. Жеребец или кобыла, рослый или маломерок, гнедой или рыжий, вороной или чалый, пусть даже пресловутый сивый мерин —  лишь бы только тянул через переправу. На тот берег — берег нормальной жизни.

Александр Осовцов

Комментариев нет:

Отправка комментария