Разделы


четверг, 21 марта 2019 г.

Если врага не уничтожают, он наглеет

Фото: Ариэль Хермони (министерство обороны)
В противостоянии с ХАМАСом террористы ведут себя адекватно, а мы - нет

Ракетный обстрел Гуш-Дана и возобновление беспорядков на границе с сектором Газа – это окончательное фиаско «мудрой» стратегии действующего (пока) военно-политического кабинета. Это грандиозный провал, который был неизбежен. Кнопку запуска нажали не по ошибке боевики «Исламского джихада», а абсолютно осознанно министры израильского правительства.

Перламутровые пуговицы

Наверняка вы помните знаменитую сцену из культовой комедии «Бриллиантовая рука». Персонаж Юрия Никулина якобы ищет в магазине одежды халат для супруги. Попадается ему вполне подходящий экземпляр, но без перламутровых пуговиц. «Будем искать!» - заключает «Семен Семенович».



Случись нечто подобное на восточном базаре, он бы, конечно без покупки не ушел. Продавец, заметив жертву-покупателя, предложил бы ему десятки вариантов, которые в «точности соответствуют его требованиям». Халатик длинный, халатик короткий, в горошек, в полоску, с накладными карманами, с манжетами. Правда, все они – без перламутровых пуговиц, а это, к слову, главное требование. Но он бы заплатил. Такая вот восточная особенность.

В фильме события развиваются достаточно весело. В жизни, на восточном базаре, возможен совершенно другой сценарий. Особенно, если базар расположен на границе Израиля и Сектора Газа. 

Развели на базар

Спроецируем предложенный сценарий на ситуацию в Секторе. Роли распределяются следующим образом: в роли продавца – ХАМАС. В роли жертвы-покупателя - Израиль. Мы, на этом базаре, ищем затишье в регионе.

Причем, нам совершенно ясно какое именно затишье. Без ракет и минометных снарядов, с развивающимися в секторе системами образования и здравоохранения, восстановленной инфраструктурой, готовностью к конструктивному диалогу с демократическим миром, признанием Израиля как еврейского государства.

В общем, мы ищем халатик, которого нет в магазине ХАМАСа. Более того – его нет даже в представлении нашего продавца. Но выясняется, что мы готовы платить и щедро.

И тут в ход идет вся прелесть восточного базара. Нам предлагают всевозможные виды затишья. С еженедельными подзаборными беспорядками, с периодическими обстрелами южных населенных пунктов, с редкими и «ошибочными» обстрелами Тель-Авива, с приветствиями терактов, с подвязками в виде воздушных шариков с «зажигалками» и еще много разных.

Все они – без тех самых перламутровых пуговиц, ради которых мы на этот базар и пришли. Но мы покупаем и регулярно платим. И никогда этот продавец не продаст нам халатик с перламутровыми пуговицами, потому что, удовлетворив потребности этого покупателя, он сделает невостребованным весь свой ассортимент. Весь базар тогда отменяется.

Мы – единственный покупатель затишья, но не понимаем своего главного преимущества. Мы, в принципе, единственный покупатель на этом базаре и можем спросом диктовать предложение.

Жертва преимуществом

На самом деле все гораздо хуже. Мы имеем дело не с крикливым восточным торговцем, а с самым настоящим вымогателем. Товар, который он предлагает, нам не просто не нужен. Он опасен для нас. Тактика ХАМАСа – это примитивная схема рэкетира.

Мы платим своим молчанием за то, чтобы не было хуже. Причем, чем хуже ситуация сегодня, тем больше мы готовы платить за то, чтобы она не усугублялась. А она будет усугубляться. Таковы законы этого товарообмена.

Но схема работает, только если продавец-вымогатель вправе диктовать свои условия с позиции силы. В нашем случае, ситуация должна быть совершенно обратной.

На правах единственного покупателя и не простого, а явно более сильного покупателя, освобожденного от всевозможных моральных зависимостей, мы можем себе позволить диктовать правила игры. Продавцов-то на этом базаре много.

Хорошим почином будет, например, персональная ликвидация тех, кто держит в ассортименте халатики с ракетными обстрелами. Причем, в первую очередь, это должно касаться оптовиков.  И так, по нарастающей, реагировать не неугодные предложения. Подчищать торговые ряды, пока не начнут пришивать к халатикам так необходимые нам перламутровые пуговицы.

Это несколько вываливается из жанра комедии, но ведь и реалии, на самом деле, не веселые.

В позиции терпилы

Действие, а точнее бездействие правительства по отношению к тому, что происходит на границе с сектором Газа, не поддается здравому смыслу. После размежевания мы не несем никакой моральной ответственности за то, что происходит внутри Сектора. Наша ответственность и до размежевания была весьма спорной, а после него и вовсе могли бы забыть об этом палестинском анклаве. И хотели бы забыть, но ведь напоминают о себе! Требуют внимания.

Но понять логику лидеров террористических организаций можно. Они «нащупали» золотую жилу и не собираются менять вектор поиска новых приключений. Они педантично отодвигали границу терпения военно-политического кабинета во главе с Нетаниягу. И задвинули ее так глубоко, что 500 ракет в день и обстрелы Тель-Авива не нарушают спокойствия. О терроре воздушных шаров, который не прекращался с весны прошлого года, даже не сообщают в прессе. Это стало скучным, неинтересным.

С точки зрения нашего правительства, все это не повод для каких-либо существенных санкций против ХАМАСа. А что тогда повод? Что еще должно произойти, чтобы всем стало ясно, что договоренности с ХАМАСом это необходимая врагу отсрочка для подготовки нового витка вымогательства? О какой «пропорциональной реакции» нам продолжают говорить? Мы будем запускать ответные воздушные шары с «зажигалками» или сбрасывать на территорию сектора горящие автомобильные покрышки?

Вне логики

Их понять можно – они ведут себя адекватно: если удары по Израилю безответны, если за них еще и платят – значит, их надо продолжать.

Куда сложнее с нашей позицией. Бездействие после массивного ракетного обстрела нам объяснили оперативной обстановкой на Севере. Не сломил беспринципное поведение узкого кабинета даже ультимативный подход министра обороны Либермана. На деле «оперативной необходимостью» оказалась важная, но все же инженерная операция по ликвидации тоннелей Хизбаллы. Нам просто рассказали сказку.

Бездействие после обстрела Тель-Авива вообще не сочли нужным объяснять. Всем было не до этого. Куда важнее оказались предвыборные страсти между Нетаниягу и Ганцем. Не успели придумать отвлекающий маневр вроде операции «Северный щит». Недельный перерыв в подзаборных беспорядках нам выдают как достижение мудрой стратегии.

Беспрепятственные катарские дотации террористам стали нормой вроде рядовых погодных изменений. Напоминать миру о количественном и качественном ракетном потенциале ХАМАСа и других террористических организаций в Секторе  - это вообще стало дурным тоном.

Но ведь было по-другому.

Пусть испытанные средства в виде персональных ликвидаций и масштабных военных операций не превратили Газу в Сингапур, но все же в понятие «затишье», хоть и без перламутровых пуговиц, вкладывался совершенно другой смысл. Такая наша позиция была последовательна и логична, хоть и критиковалась изнутри. Но тогда мы просто не представляли себе масштабы бедствия в случае, когда правительство станет молчаливо поощрять бандитские выходки из Газы.

Если мы не свернем с этого пути, то последствия даже как-то жутко представляются. В устоявшихся позициях, после очередного, неизбежного витка выяснения отношений с ХАМАСом, египетские посредники принесут нам предложение от террористов, в рамках которого они, например, пообещают не обстреливать крупные израильские города севернее Ашкелона. И это будет большим, прогрессивным шагом к «урегулированию». Ведь это лучше, чем нынешние будни. Значительно лучше, как выясняется. 

Алекс Гольцекер

Комментариев нет:

Отправить комментарий