Разделы


воскресенье, 31 марта 2019 г.

Слеза ребенка и два пальца Хании

Фото: Beer7.net
Воздушный шарик, который сменил порядок приоритетов

Приятель привез трехлетнюю дочь в Холон, на традиционное праздничное пуримское шествие – Адлояду. Живет приятель в кибуце на юге страны. На том самом юге, который нещадно забрасывается ракетами и воздушными шарами с бутылками с зажигательной смесью. При виде воздушных шаров ребенок заплакал - и приятелю пришлось ретироваться. Других воздушных шаров дети в окрестностях Газы не видели. Только такие, которые несут пожары и взрывы. Воздушные шары у них ассоциируются со злом. Дожили. 

На прошлой неделе позвонил Либерман. Редкий случай. Я был очень удивлен. Ему понравился мой последний материал о ситуации на границе с сектором Газа. Но позвонил он не с благодарностью, а с приглашением. «В пятницу мы будем инспектировать окрестности Газы, поехали с нами» - предложил бывший глава оборонного ведомства. Я давно не репортер, на места событий не выезжаю. К сожалению, именно так себя ведут большинство моих коллег. По ряду причин, в том числе и объективных. Но пятница выдалась на редкость свободной, и я принял приглашение.


Поехал по местам, которые я не видел со дня окончания операции «Несокрушимая скала». Как выяснилось, я многое упустил. Конечно предполагал, что ситуация весьма проблематична, но не представлял себе масштабы бедствия.

Я встретил уставших людей. Уставших от сирен тревоги, от пожаров, от неизвестности, в которой они живут последний год. Уставших доказывать, что они не второсортные граждане, и сирены, которые звучат у них, требуют как минимум такого же внимания правительства, как сирены в Тель-Авиве и Герцлие.

Я живу в Тель-Авиве. Если честно, когда звучит сирена тревоги, у меня есть время даже выбрать рубашку, в которой я предстану перед соседями. Да и в принципе, сирена тревоги – это редкая возможность увидеть соседей.

В окрестностях Газы все совершенно иначе. Сирены звучат там куда чаще, и не всегда остается время добежать до защищенного помещения.

Но устали они не от опасности. Они устали от равнодушия правительства к их горю. Правительство создало реальность, в которой ракеты в Сдероте, в Ашкелоне и Ашдоде  - это не повод для войны с Хамасом. Вот сирена в Тель-Авиве – повод, а в Сдероте – это норма.
Воздушные шары–зажигалки, которые дочь моего приятеля наблюдает ежедневно, – это даже не повод для сообщения в СМИ. Такую вот действительность мы сами себе навязали.
Исмаил Хания на развалинах своей резиденции не просто так продемонстрировал всему миру два пальца в комбинации, означающей победу. Он – победитель. У него сильная команда. За него играет весь военно-политический кабинет Израиля. От Нетаниягу до Беннета. Все они, отказавшись атаковать ХАМАС в июле, играют на стороне Хании.

Нам пытаются «продать» некий уж слишком мудрый замысел, который оправдывает воздержание от новой операции в Газе, но это скорее умысел, чем замысел. Он призван отвлечь нас от главного вопроса, по которому следует принимать решение на предстоящих выборах.

В Газе нет и не может быть другого решения, кроме масштабной военной операции. Никакая политика пропорционального реагирования не обеспечит безопасность жителям города Сдерота и окрестностей.

 Конечно, нужно договариваться с палестинцами. Мы можем сколько угодно отрицать их существование. Но договариваться нужно с позиции победителя, коим мы не являемся в последний год. Мы дали понять Хание и его приближенным, что нас принудить к диалогу с ними на их условиях. Пусть не прямому, но диалогу. Мы готовы пожертвовать безопасностью жителей Юга ради спокойствия в регионе.

За это мне стыдно. Я не хочу таких гарантий безопасности.

Мне стыдно за то, что еврейский ребенок боится воздушных шаров. Это не наш метод. Не мой, по крайней мере. Я не за этим ехал в еврейское государство. Со всеми его проблемами, оно исключительно мое. Проверки ДНК, коррупционные сделки премьера, лишняя подводная лодка – все это плохо. И хорошо, что расследуется. Но мы отвлеклись от главного.

ХАМАС, конечно, не угроза Израилю. Но мне стыдно за то, что у Хании есть шанс прослыть победителем. Стыдно даже за то, что у него вообще есть возможность что-либо демонстрировать. Я впервые намерен голосовать за НДИ. Для меня это экстравагантный  поступок.

Мы все-таки в преддверии выборов. Объясню фигурально. Коротко.  Как умею.

Либерман необходим нам в военно-политическом кабинете. Желательно - в качестве министра обороны. Я видел разных людей на этом посту. От Рабина до Нетаниягу. Длинный список. Мне совершенно безразличны их пристрастия к сигарам и пристрастие их жен к дорогому шампанскому. Но я настаиваю на гарантии безопасности. Я настаиваю на персональных ликвидациях в секторе Газа. Я не хочу видеть Исмаила Ханию победителем на фоне слез дочери моего приятеля. Она заслуживает праздничных шаров, а Хания заслуживает похоронной церемонии и встречи с гуриями.

Такой вот у меня порядок приоритетов. 

Алекс Гольцекер





 

Комментариев нет:

Отправить комментарий