Разделы

вторник, 12 января 2016 г.

Под фонарем

Фото: Михаил Фейгин
Так называемый "тель-авивский" стрелок ликвидирован. Неделю его искали в Тель-Авиве, пугая ночными рейдами спецназа пожилых жительниц фешенебельных северных кварталов "города без перерыва". Но прятался он на севере, в арабской деревне, где у него родня.

Наши прекрасно знают арабскую ментальность: у них столь сильны семейные связи, что, убегая от преследования, прячутся они непременно у родственников. Даже Саддама Хусейна американцы поймали в Тикрите, где у него родня. В минуту опасности иракский диктатор и палач растерял всю свою "государственность" и убежал к родственникам.

Почему же наши спецслужбы в первый же день не составили списки с адресами всего семейного клана? Конечно, под фонарем искать удобней…


Наше правительство прекрасно знает, кто стоит за нынешней волной террора, которая не утихает уже четвертый месяц. Но продолжают называть это "террором одиночек". Очень удобно. Ликвидировали террориста – и закрыли дело. И так до следующего теракта. Хотя все прекрасно знают, кто стоит за этими "одиночками". Это радикальное духовенство и Исламское движение, это лидеры Палестинской автономии и Наблюдательная комиссия по арабским делам в Израиле, это леворадикальные организации, которые прикрываются правозащитной деятельностью, и депутаты Кнессета от Объединенного арабского списка, это ХАМАС и Исламское государство.

Почему же мы ищем под фонарем? Мы заставляем наших солдат отлавливать тинейджеров с рогатками и самодельными пращами, объявляя их конечной целью нашей "бескомпромиссной" борьбы с террором. А потом, когда эти кадры оказываются в Интернете, мы еще и расследование против наших солдатиков начинаем, за "жестокое обращение". Почему после ликвидации "стрелка" не была закрыта мечеть, где ему было предоставлено убежище? Почему до сих пор не превращены в руины роскошные виллы главарей ХАМАСа в Газе? Почему партия БАЛАД, которая объявила Самира Кунтара героем и опубликовала на своей страничке в Фейсбуке пафосные стихи о его героической смерти, до сих пор заседает в Кнессете? Почему с Ханин Зуаби наше правосудие заключает весьма сомнительную сделку на условиях, которые позволят ей не прерывать свою политическую карьеру? Почему никто не решается разворошить террористическое осиное гнездо на Храмовой горе? Список этих "почему" можно продолжать бесконечно. Этих вопросов накопилась уже критическая масса.

8 января на втором канале израильского ТВ вышла программа журналистских расследований "Увда", которую ведет Илана Даян. Это одна из самых рейтинговых в Израиле телепрограмм, но я не об этом. Израильские телезрители узнали, что один из наших "правозащитников" по имени Эзра Науи работает на власти Палестинской автономии. Он выслеживает и выдает властям тех палестинцев, кто заинтересован продать свою недвижимость евреям. Корреспондент программы спрашивает у Науи, знает ли он, что будет с этими людьми после его доноса. Оказывается, знает. Их убьют. Причем, никакие правозащитники за них не вступятся. Ведь наши "правозащитники" помогают тем, кто предает смертной казни без суда и следствия. В отличие от государства Израиль, которое они все так ненавидят.

И что произошло? Какие выводы сделаны? Несколько правых активистов подали против главного фигуранта расследования жалобы в полицию, но вряд ли это приведет к настоящему разбирательству.

По словам премьер-министра Биньямина Нетаниягу, программа "Увда" показала "истинное лицо", а ненависть к поселенцам "затуманила разум" и "заставила отдать невинных людей в руки палачей и убийц".Чудненько. Тогда почему господина Науи не отдать под суд за соучастие в убийствах?..

Наш министр обороны Моше-Буги Яалон просто порадовал: "подобная форма деятельности активистов леворадикальных организаций давно и хорошо известна". Давно и хорошо известна? Почему же мы до сих пор ничего не приняли против этих организаций? Потому что искать удобней под фонарем.

Реакция нашего правительства была предсказуемой. Все министры один за другим "пропиарились" на этой теме. Выразили свой гнев и возмущение. Как тот повар, ругавший кота Ваську. И на этом делу конец?

Почему мы не можем начать, наконец, называть вещи своими именами? Организации вроде "Бецелем" или "Шоврей штика" не имеют никакого отношения к защите прав человека или свободе слова. Кстати, это тоже цитата. Авигдора Либермана.

Сегодня мы оказались в мире, где мирное население гибнет каждый день. Военные преступления совершаются по всему Ближнему Востоку, в Африке, на востоке Украины. Число жертв исчисляется миллионами. Дошло до того, что телеканал "аль-Джазира", который очень трудно заподозрить в симпатиях к Израилю, признал ЦАХАЛ самой моральной армией в мире. Какое же право на существование имеют десятки организаций, занимающихся поисками компромата на Армию Обороны? В чем здесь элемент прав человека? Неужели правозащитная деятельность сегодня обслуживает только террористов?

Искать под фонарем очень просто и комфортно. Каждого пойманного за ухо тинейджера с рогаткой можно показать по телевизору и выдать это за борьбу с террором. А искать надо совсем в другом месте. Пришло время пересмотреть основные определения в законодательстве, на которые ориентируются суды. Распространение террористической идеологии, глорификация террористов - это тоже террор. Для любого нормального человека в мире (за исключением "правозащитников") это очевидно. Ода Самиру Кунтару – это террор. Мулла, укрывающий террориста-убийцу, тоже террорист. Это ведь он взрастил смертника-шахида. Вакф, распространяющий ложь о "намерениях сионистов" на Храмовой горе, отнесем туда же. Возможно, получится неполиткорректно. Но (опять же, процитирую Либермана) "в государстве, которое противостоит беспрерывным угрозам, недопустимо, чтобы политкорректность превалировала над соображениями безопасности".

ХАМАС вновь угрожает нам волной террора с применением смертников. Я даже не сомневаюсь, что нынешнее правительство найдет "достойный ответ"! Можно возобновить артобстрелы пустырей в Газе. Можно разбомбить две-три волейбольные площадки (тренировочные базы террористов!), можно опять затеять авантюру с тоннелями, ведь их уже отстроили. Это не борьба с террором, а ее видимость. Мы бережно сохраняем ХАМАС по каким-то своим, только правительству ведомым соображениям. Видимо, эти соображения важней, чем гибель граждан. Наши министры уже сказали, что в авариях на дорогах гибнет намного больше людей. Зачем провоцировать ХАМАС / ислам / палестинецев / арабов с израильским гражданством? Мы чуть-чуть ответим, пропиаримся, и – по домам.

Только провоцирует их не наши действия, а их отсутствие. Чувство безнаказанности. Полной безнаказанности. Ни один мулла из радикального духовенства еще не попал под суд. Не лишился своего прихода. Многие из них, кстати, даже зарплаты получают в религиозных советах. Ни один арабский депутат Кнессета не лишился своего мандата. Наоборот, за тотальную и безоговорочную поддержку террора они получили солидный приз стоимостью 15 миллиардов шекелей. Почему Эзра Науи еще на свободе? Почему Палестинской автономии до сих пор не приходится давать отчет за каждую смертную казнь без суда и следствия?

В последнее время мне кажется, что мы не только ищем под фонарем. Мы своими руками закрепляем петлю на фонарном столбе, чтобы было удобней нас на ней повесить…

Цви Зильбер, "Эхо"

Комментариев нет:

Отправить комментарий