Разделы

вторник, 1 августа 2017 г.

Общество повального кредита

Фото: Beer7.Net
Речь не о финансах. Словцо "кредит" - с ударением на первом слоге - на здешнем политическом арго означает торговлю не деньгами, а физиономией. Борьбу за "авторские права". Словцо хлесткое, переводится плохо, так что будем пользоваться оригиналом. Борьба за крЕдит - это и есть израильская политика (потому и не бывает внешней), и лишние тому доказательства принесла ушедшая неделя.

Казнить нельзя помиловать 

27 июля глава правительства посетил семейство Саломон, оплакивающее троих близких, убитых террористом в поселке Халамиш. Убедительно жестикулируя и точно интонируя, премьер заявил: "Пора казнить террористов. Закон это позволяет, требуя единогласия судей, а им важно наше мнение. Как глава правительства я считаю, что в данном случае надо казнить".

Эти слова Нетаниягу стали кульминацией шоу "Смерть террористам", шедшего тогда на местных политподмостках. В этом канкане отметились как раз те, кто раз за разом - с полного одобрения Нетаниягу - топили попытки довести казнь террористов до практического применения, на чем настаивал нынешний министр обороны.

«Так не доставайся же ты никому!» 

В чем же дело?

С порога отметем предположение, что теракт в Халамише раскрыл "плясунам" глаза. Мы не вправе их оскорблять подобным допущением. Тем самым отметается и предположение о наличии у них принципиальных возражений против казни террористов. Не было и не могло быть в этом теракте ничего, что могло кому-то на что-то раскрыть глаза, и, уж тем более, снять ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ возражения.

Остается крЕдит. Борьба за него идет в двух плоскостях. Во-первых, урвать себе. А если не получается - не дать другому. Все, что может быть одобрено избирателем, должно принадлежать либо тебе, либо никому. Значит если популярная идея/инициатива не твоя - ату ее. А когда срок авторских прав выйдет - можно и нужно встать за правое дело горой.

Порядок вечен, порядок свят.

Другой недавний пример - повышение пособий инвалидам. Нравственная, да и экономическая необходимость очевидна. Значит, дело пахнет электоральным барышом. И поэтому - дело гиблое.

Министр финансов ни за что не уступит крЕдит премьеру. И наоборот. Вот они и растащили дело по комиссиям, созванным каждым из них. Да, инвалиды остались у разбитого корыта. Зато крЕдит не достался конкуренту.

За всякие рамки 

Но это еще полбеды. Казнь террориста - "всего лишь" вопрос справедливости. Жертвы не оживут, а в борьбе с террором это лишь одна (и не самая существенная) из списка необходимых мер. То же - с помощью обездоленным. Как пособия ни повышай, всех досыта не накормишь, а справедливость - см. выше. Беда, когда на алтарь крЕдита кладут безопасность и достоинство страны (а в наших краях эти понятия связаны теснее, чем где бы то ни было).

Беда пришла, когда мы, поджав хвост, убрали с Храмовой горы металлодетекторы. Казалось бы - из-за чего сыр-бор? Во вскользь упомянутом списке мер в борьбе с террором эти железяки, если и фигурируют, то, уж точно в самом низу. Их установка и демонтаж - вопрос оперативный, находящийся в компетенции, самое большее, окружного полицмейстера. Если уж, учитывая особую "щепетильность" конкретного места, для решения желательно политическое прикрытие - можно привлечь мэра. Все.

Тут даже уровень министра внутренней безопасности - явный перебор. Кстати, если бы делу был придан должный масштаб, то и демонтаж железяк (по любым соображениям) никому не удалось бы раздуть в победу ислама над мировым еврейством со всеми вытекающими для нас последствиями.

Так должно было быть, кабы не крЕдит. Ну, не мог наш премьер уступить его ни мэру Иерусалима (который, говорят, набирает популярность в Ликуде), ни своему соратнику Гиладу Эрдану (чем черт не шутит?). Потому, отбывая с визитом в Париж, Нетаниягу заявил граду и миру: "Я распорядился установить металлодетекторы…".

Это премьерское "я распорядился" моментально раздуло третьестепенный полицейско-оперативный вопрос до масштабов вселенского противостояния, в красную тряпку для всех мусульман, в спор о суверенитете, о национальной и религиозной гордости. Или как подметил умница Бен Каспит, "в вопрос кто круче - Бог Израиля, или Аллах".

Заодно Нетаниягу запустил обратный отсчет к демонтажу этих магнитных рамок. Оставался только вопрос - как скоро и с какой степенью позора. Из-за событий в Иордании пришлось убирать очень скоро и с гигантским позором.

Будем справедливы к премьеру - иорданского кошмара он предвидеть не мог. Но МОГ и ДОЛЖЕН был предвидеть НЕИЗБЕЖНЫЕ последствия своего "я распорядился". Значит, либо не предвидел (хотя мог и должен был), либо предвидел и все равно изрек. Судите сами, что хуже.

Парад болтунов 

Мало того. Этим "я распорядился" премьер запустил канкан министров и депутатов, рвущихся к своей, пусть остаточной, доле крЕдита. "Не отдадим магнитные рамки!", "Ударим металлодетекторами по…" - заголосили министры просвещения, культуры, транспорта, экологии, черта в ступе. Вслед за ними мелким бесом припустилась стартовая пятерка особо голосистых депутатов (ее состав незначительно варьируется).

Тем самым высосанное из пальца вселенское противостояние лишалось самых мизерных шансов рассосаться, будучи оттеснено иным информационным поводом - мало ли что происходит в наших краях.

В этой истории показательно все. Включая то, что в хоре борцов за эфирное время и рамочный суверенитет не звучал тот, кто, по суровым законам военного времени (иного у нас не бывает) и был многими сочтен главным виновником.

Напомню, что министр обороны на вопрос журналистов о его мнении о "магнитометрах", напомнил, что по закону все, что обсуждается оборонным кабинетом министров, засекречено. И призвал коллег-министров держаться рамок закона.

Надо ли напоминать, что призыв его услышан не был, зато широкая общественность в соцсетях бросилась честить и клясть Либермана за… болтовню. А как же: принцип "держи вора" никто не отменял. Как и правила борьбы за крЕдит.

Потому имеем, что имеем. И не имеем того, что могли и должны были бы.

Алексей Лоренцсон

Комментариев нет:

Отправить комментарий