Разделы

понедельник, 22 мая 2017 г.

Без истерик

Фото: Ариэль Хермони (министерство обороны)
Бурным было в начале прошлой недели заседание комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне. Хотя вопрос повестки имел лишь косвенное отношение к нашей безопасности, а уж к иностранным делам – вообще никакого. Причиной взлета эмоций на все десять сфирот были пресловутые отношения между религиозным и светским секторами (да, светские у нас уже превратились в сектор). К тому же, хотя об этом никто не говорил, диспут был щедро приправлен стереотипом о том, что «русские» выступают против религии, пытаясь перетянуть бюджетное одеяло на себя, потому что они неевреи и приехали в Израиль за колбасой. Удивительно, что даже светские и левые партии повелись на эту игру.

Впрочем, хватит лирики. Давайте ближе к делу. Комиссия обсуждала закрытие военного интерната «Ор-Эцион». Военный интернат - израильский аналог суворовского училища. То есть, это среднее учебное заведение (для учеников 10 – 12 классов) с военно-техническим уклоном, которое финансируется Армией Обороны. Закрытие школы, а уж тем более военного училища, разумеется, не может обойтись без приступов гнева. А уж тем более, когда речь идет о религиозном заведении.

«Ор-Эцион», собственно говоря, это йешива. Если вы «прогуглите» это название, то сомнений не останется. Йешива «Ор-Эцион» была основан раввином Хаимом Друкманом в Мерказ-Шапира (это между Кирьят-Гатом и Ашкелоном), у нее есть договор с армией (йешиват-хесдер), ведь Хаим Друкман возглавляет всю систему йешивот-хесдер, где срочники совмещают воинскую службу с изучением Торы. А военное училище работает при этой йешиве, и учатся там только дети из религиозных семей. То есть, речь идет о секторальном учебном заведении, которое финансируется почему-то не министерством образования с их секторальным министром Беннетом, не министерством по делам религий, а как раз-таки министерством обороны.

Возмущение религиозных партий было вызвано еще и тем, что сначала министерство обороны решило закрыть два военных интерната, «Ор-Эцион» и «Реали» в Хайфе (это светское училище, где религиозные составляют менее 40%). А потом министр Либерман решил светское оставить, а религиозное закрыть.

«Вы закрываете религиозное военное училище только потому только из страха, что армия станет более религиозной», - заявили религиозные депутаты. «Давайте раскроем карты, - кричала депутат Шули Муалем, председатель фракции Еврейский дом в Кнессете. – Вам мешают пять религиозных командиров бригад, которые заканчивали «Ор-Эцион»! Это часть вашей постоянной борьбы с религией в армии. Признайтесь, что в этом проблема, а вовсе не сокращение расходов. Это вы превратили женское пение в постоянный ритуал на офицерских курсах БАХАД1».

А депутат от Еврейского дома Моти Йогев добавил: «Если у нас в министерстве обороны такой порядок принятия решений, то у нас очень серьезные проблемы. Это решение дискриминационное, несправедливое и извращенное!» Видимо, если бы решили закрыть светское училище, а религиозное оставить, то такой шум никто бы не поднимал…

15 мая 2017 от имени министра обороны было опубликовано официальное сообщение о том, что решение о закрытии «Ор-Эциона» будет рассматриваться еще раз. Судя по всему, министр обороны сам не в восторге от этого. Ведь порядок принятия решений в министерстве обороны строго регламентирован. И если кто-то думает, что министр свободен в принятии любых решений, то это ошибка.

Что же там было на самом деле? Почему решили закрыть «Ор-Эцион», причинив обиду уважаемому раву Друкману, который долгие годы прекрасно сотрудничал с Либерманом и партией НДИ в сфере армейских гиюров?

В 2015 году министр обороны Моше Буги Яалон принял решение о закрытии двух военных училищ – «Ор-Эцион» и «Реали». Решению предшествовали рекомендации специальной комиссии во главе с небезызвестным Офеком Бухрисом. Он «прославился» своим аморальным поведением и, по сделке с обвинением, был разжалован до подполковника. Но при этом его качеств как военного никто никогда не ставил под сомнение. Он герой нескольких военных операций, был представлен к наградам. Возглавлял комиссию Офек Бухрис в звании полковника (так мы обычно переводим на русский «тат-алуф», что, на иврите означает «младший генерал». То есть, в ЦАХАЛе это генеральское звание). Кроме того, Офек Бухрис носит вязаную кипу, являясь гордым представителем религиозных сионистов, которых в Кнессете представляют Моти Йогев и Шули Муалем. Вряд ли целью Бухриса было противостояние религии в ЦАХАЛе и подрыв устоев веры в новобранцах с лабильной психикой посредством женского пения.

Комиссия Бухриса занималась поисками путей сокращения военных расходов, которые у нас давно выплеснулись за все мыслимые и немыслимые рамки. Начальник Генштаба Гади Айзенкот, вступив в должность, разработал пятилетний план сокращения расходов и повышения эффективности, согласно которому главный упор должен делаться на боеспособность армии, а все побочные атрибуты, все, что напрямую не связано с безопасностью, подлежит сокращению. В рамках этого плана, в частности, были отправлены на гражданку 2 тысячи кадровых военных. В нашей армии теперь говорят о финансовой отчетности и транспарентности. И это здорово.

Итак, комиссия Бухриса рекомендовала закрыть два военных училища. Буги утвердил. Авигдор Либерман пришел в кабинет Яалона меньше года назад, 1 июня 2016. Решение о закрытии двух училищ легло ему на стол. Либерман вызвал к себе гендиректора Уди Адама (сын выходца из общины горских евреев генерала Йекутиэля Адама, геройски погибшего в Первую Ливанскую) и поручил еще раз проверить все данные.

Уди Адам через некоторое время явился к министру на доклад и заявил, что рекомендация о закрытии двух училищ является правильной, и решение Буги Яалона должно остаться в силе. Но Авигдору Либерману это совсем не нравилось. После многочисленных заседаний удалось найти финансирование, и министр поменял решение. Вместо двух училищ будет закрыто одно.
И вот здесь министр обороны ступил на минное поле наших секторальных взаимоотношений. Вы только не подумайте, что Либерман решил закрыть «Ор-Эцион» потому, что те религиозные. Или по жеребьевке. Отнюдь. Оба училища должны были предоставить данные по своим выпускникам. Какой процент «суворовцев» пошел служить в боевые части и сколько выпускников стали офицерами. Оказалось, что «Реали» по этим показателям значительно опережает йешиву.

И тут открылся ящик Пандоры. Политический барометр стал показывать бурю с высокой вероятностью коалиционного кризиса. Опять подчеркну, когда Буги решил закрыть оба училища, было тихо. Когда «русский» Либерман решил закрыть йешиву и оставить светское училище, показатели которого намного лучше, зазвучал религиозный набат. И уж конечно, никто из наших политиков никогда не позволяет фактам разрушить их теории.

Как я уже сказал, министр обороны не в восторге от закрытия йешивы «Ор-Эцион». Возможно, под давлением министра (а он это умеет) бухгалтерия министерства обороны сможет изыскать новые источники финансирования. Беннет обещал найти деньги в бюджете министерства образования, но, скорее всего, не найдет. Ведь закрытие йешивы дает ему такой прекрасный пи-ар в своем секторе.

«Скорость нужна, а поспешность вредна», - говорил Александр Суворов. Вот и с военными училищами министр обороны решил не спешить. Проверить еще раз. Найти выход. Без истерик.

Цви Зильбер, газета «Эхо»

Комментариев нет:

Отправить комментарий