Разделы

четверг, 12 января 2017 г.

Курочка по зернышку

Фото: Михаил Фейгин (иллюстрация)
Начался 2017 год, с чем я всех и поздравляю. Кто-то зовет его годом огненного петуха, но нам, русскоязычным пенсионерам, намного правильнее было бы назвать его годом пенсионной реформы, когда власть имущие, наконец, заметили нас и наши острые социальные проблемы.

Я намеренно не употребил термин «пенсионная реформа НДИ», во-первых, чтобы не политизировать эту статью, а, во-вторых, чтобы не обижать русскоязычных депутатов от других партий, которые также пытались внести конструктивные предложения и работали в общем русле нашей общины. Хотя, справедливости ради, я должен отметить, что без присоединения партии Либермана к правительственной коалиции в мае прошлого года никакой пенсионной реформы бы не было.

Общеизвестно, что на пенсионную реформу выделено 1,9 млрд шекелей в год, что даже превышает сумму, прописанную в коалиционных соглашениях между Ликудом и НДИ (там была оговорена сумма в 1,4 млрд шек). Но выделение средств будет проходить поэтапно, как требует элементарная финансовая дисциплина. Ведь никто точно не знает, какими будут налоговые поступления в новом году, а тем более – в будущем. У Минфина есть только прогнозы.

Поэтому многомиллиардные траты, которые станут ежегодными и обязательными, следует органично вписать в расходы правительства, чтобы не пострадали другие важные для общества сферы.

В 2017 году на пенсионную реформу будет выделено 690 млн шек., в 2018 – 1 130 млн шек., в 2019 – 1,6 млрд шек. и начиная с 2020 – уже по 1,9 млрд каждый год.

Пенсионная программа, которая была принята правительством, была проведена с такой скоростью по всем инстанциям именно потому, что она была тщательно подготовлена.

В ее разработке принимали участие лучшие эксперты, включая профессора Юджина Канделя, в недавнем прошлом главного экономического советника главы правительства. К работе были подключены лучшие экономисты нашего русскоязычного сектора, сотрудники госслужбы – Министерства финансов, Института Национального Страхования, и т.п.

Всю работу координировал бывший депутат Кнессета Леонид Литинецкий, за что ему отдельное спасибо.

Пенсионная программа отличалась своей конкретикой. Не воздушные замки, а конкретные, и, главное, выполнимые рекомендации. В этой связи уместным будет привести в качестве примера комиссию Алалуфа, которая разрабатывала стратегию борьбы с бедностью в Израиле.

Эли Алалуф известный общественный деятель, ныне депутат Кнессета от партии Кулану. Моше Кахлон назначил его председателем этой комиссии еще до того, как пошел в политику во главе собственной партии. Тогда он был министром соцобеспечения от партии Ликуд.

Комиссия Алалуфа выработала массу рекомендаций, которые, кстати, охватывали и наших, русскоязычных пенсионеров. Вот только стоимость этих рекомендаций была совершенно нереальной – 7 миллиардов шекелей. Иными словами, комиссия порекомендовала просто раздать деньги всем, кого мы считаем малоимущими.

И, хотя Моше Кахлон поспешил утвердить эти рекомендации, практически ни одна из них не выполнена по сей день. Кахлон ушел из Ликуда, вернулся в политику, призвал Алалуфа в свою партию, занял пост министра финансов, Алалуф стал председателем комиссии Кнессета по соцобеспечению, трудоустройству и здравоохранению, но воз и ныне там.

Когда пенсионная реформа была включена в проект бюджета, министр финансов вспомнил про выводы Алалуфа. Кахлон заявил, что собирался повысить социальную надбавку в любом случае, и даже прибавил полмиллиарда к тем деньгам, которые были выделены на реформу по коалиционному соглашению с НДИ.

Я уже писал выше, что к пенсионной реформе НДИ прибавились различные социальные инициативы других партий коалиции. Но прибавка Алалуфа распространяется на все секторы, не только на пенсионеров: на арабский, на ультраортодоксальный. Поэтому кусочки пирога оказались не очень внушительными.

Ну, ладно, скажете вы. Сколько же получат наши пенсионеры в рамках пенсионной реформы. Битуах Леуми опубликовал уже официальные данные, которые я здесь приведу. Итак, социальное пособие плюс социальная надбавка в 2017 году будут составлять:
-Одиночка до 69 лет 3 112 шек. (прибавка 131 шек.);
-Одиночка 70 – 79 лет 3 140 шек. (прибавка 98 шек.);
-Одиночка 80+ 3 211 шек. (прибавка 60 шек.).
-Семейная пара до 69 лет 4 918 шек. (прибавка 212 шек.);
-Семейная пара 70 – 79 лет 4 962 шек. (прибавка 154 шек.);
-Семейная пара 80+ 5 075 шек. (прибавка 95 шек.).

В 2018 году одиночки до 69 лет получат прибавку еще в 68 шек., общая прибавка по сравнению с 2016 годом составит 199 шек. Одиночки 70 – 79 лет – 71 шек., общая прибавка составит 169 шек. Одиночки старше 80 лет – 31 шек., общая прибавка – 91 шек.

Семейным парам до 69 лет в 2018 году прибавят еще 108 шек., суммарная надбавка по сравнению с 2016 годом составит 320 шек. Семейным парам 70 – 79 лет прибавят 113 шек., суммарно 267 шек. И семейным парам старше 80 лет – 49 шек., суммарно 144 шек.

Но повышение социальной надбавки — это лишь один элемент реформы, которая построена на дифференцированном подходе к разным категориям пенсионеров. Те, кто снимает квартиру на частном рынке, находятся сегодня в самом бедственном положении. Нельзя даже сравнить жизнь пенсионера, у которого выплаченная квартира или социальное жилье, с мытарствами тех, кто каждый месяц отдает львиную долю своего пособия квартиросдатчику.

Для этих людей будут хорошие новости в виде повышения «квартирных». На это в бюджете выделено 150 млн шек. в год. Повышение также произойдет в три этапа - в 2017, 2018 и 2019 годах.

Помимо «квартирных», выделены 150 млн шек. на увеличение фонда социального жилья. Эти средства будут распределены между министерствами абсорбции и строительства - пропорционально числу очередников. То есть, львиную долю получит Министерство абсорбции, а, значит, наши русскоязычные очередники.

В 2017 и 2018 году будут выделены также дополнительно полмиллиарда шек. на приобретение квартир для социального фонда. Каждая третья квартира, купленная Минстроем, будет передана очередникам Министерства абсорбции.

Следующая категория – те, кто заработал в течение своей трудовой деятельности в Израиле мизерную пенсию. Излишне даже повторять, что наша извращенная бюрократия зачастую ставит этих людей в худшее положение по сравнению с теми, кто не работал в Израиле ни одного дня.

Ведь если накопительная пенсия хоть на шекель превышает сегодняшний потолок в 2670 шекелей, то человек теряет социальную надбавку и все связанные с ней льготы – скидку на «арнону», на электричество, и т.п. –

всего примерно на 800 шекелей в месяц. Теперь потолок будет поднят практически до 3000 шекелей. Предусмотрено также увеличение на несколько сот шекелей потолка заработка работающих пенсионеров, при котором у них сохранится право на социальную надбавку.

Работавшим в Израиле пенсионерам будет увеличена прибавка к пособию по старости за стаж. Это еще одна, на мой взгляд, важнейшая составляющая пенсионной реформы. Ведь именно по этой статье происходила главная дискриминация репатриантов.

Институт Национального Страхования доплачивал по 2% за каждый проработанный в Израиле год (и так до 50% максимально), не учитывая при этом первые 10 лет стажа. Теперь они будут учитываться, и те, кто работал в Израиле более 10 лет смогут получить 20-процентную прибавку к пособию по старости. Важно отметить, что это почувствуют только те, кто получает накопительную пенсию, а не социальную надбавку. Разумеется, Минфин будет повышать выплаты до указанного уровня не сразу, а в четыре этапа – 2017, 2018, 2019 и 2020 годы.

И, наконец, люди, пережившие Холокост. Будет устранена несправедливость в отношении узников гетто и концлагерей. Размер их ренты из Германии не будет вычитаться из суммы пособия, которое они получают от Министерства финансов. Также будут повышены выплаты эвакуированным, если до сих пор они получали 3 600 шек. в год, то, начиная с будущего года, эта выплата составит 3 960 шек.

Эти изменения уже вступили в силу.

Подводя итог, еще раз отмечу, что для нашей общины 2017 год стал годом пенсионной реформы. Наши пожилые люди смогут чуть-чуть отспустить пояса и вздохнуть свободней.

Конечно, кому-то достигнутого покажется мало. Но ведь это только начало процесса. Главное, что тема бедственного положения русскоязычных пенсионеров заняла свое место в национальной шкале приоритетов, получив легитимацию всех политических партий в Израиле. А наша община научилась, наконец, формулировать свои интересы, свои требования в правильной форме, подавать их властям в виде конкретных и безукоризненно сформулированных законопроектов.

На мой взгляд, именно это здесь самое главное.

Михаил Вайнберг 

Комментариев нет:

Отправить комментарий