Разделы

среда, 18 ноября 2015 г.

Глас вопиющего в пустыне

Фото: Михаил Фейгин
Я уверена, что этот бюджет пройдет. Да и как ему не пройти, когда на кону министерские зарплаты, удобные места в Кнессете, а еще и зарплату ребята себе только-только  повысили. Как же с таким счастьем расставаться. Да еще и ради кого? Ради каких-то полунищих русских стариков? Ну и что, что они и их дети эту страну превратили в экономически развитое государство, работая за копейки на заводах и предприятиях. Понаехал сюда миллион врачей, учителей и инженеров с прекрасным высшим образованием! Сказал же мудрый классик: «Мавр сделал свое дело – мавр может удалиться».

Все это сейчас не важно. Сейчас, ради сохранения теплых мест и власти, важнее угодить толпе «людей в черном».

Увы, именно такие вещи и происходят в стране, где права и обязанности граждан перед страной, законом и обществом нигде не прописаны, когда фактически нет договора между гражданами и государством. Когда общество фактически разделилось на власть придержащих, захребетников и пашущих по 25 часов в сутки  «фраеров». Причем не важно где они пашут на заводе, в больнице или в своем собственном  бизнесе. Они все равны: их дети и внуки идут служить в армию, они всю жизнь горбатятся на банковские выплаты и в старости их ждет большой кукиш.

Правящая партия, которая с такой помпой принимала закон о равенстве в обязанностях, и ее сателиты по коалиции с легкой краской стыда, откладывают до морковкиного заговения  призыв ешиботников в армию, выставляет на рассмотрение «стипендии» учащимся колелей, прикрывая это непотребство формулировкой «стипендии многодетным студентам». Сколько у нас таких в университетах наберется? С десяток? Кстати, для тех кто не в курсе, поясняю: в колелях учатся до седых волос те, у кого не хватило талантов, мозгов и способностей стать раввинами, а работать и платить налоги нет никакого желания. Не для того их мама в Бней-Браке и Меа Шаарим рожала.

У меня на соседней улице живет старушка. В страну приехала поздно, поработала уборщицей 10 лет. Естественно, пособие на одиночку, близких родственников нет, живет в пристройке-сараюшке, платит за это счастье «всего» 1400 шекелей, а очередь на хостель у нее в районе 200-сотой для одиночек, так что шансов на свою комнатку в ближайшие годы маловато. На стоматолога денег нет,  зубы больные бабуля себе клещами выдергивает. Да на свою беду она еще и курит, так что встает в 5 утра и идет собирать окурки, пораньше, чтобы никто не видел. Зато сейчас ее ждет большая радость, ей от щедрот минфиновских аж 180 шекелей упадет. Так что может следующий зуб вырвет с обезболиванием у стоматолога. Хотя вряд ли, она читать любит,  книги-то не дешевы. А телевизора у нее нет, мастер на сарай лезть побоялся, вдруг крыша провалится…

И это не Конго, не Нигерия, не Зимбабве, это - наше еврейское демократическое государство.  Государство в котором все равны, но некоторые равнее. Чем минфин и премьера не устроила пенсионная реформа над которой так долго работал Литинецкий вместе с финансовым советником правительства? Наверное тем, что партия ее представившая сейчас в оппозиции. А о людях подумали или личные амбиции и места под солнцем важнее?

Илана Коэн

Комментариев нет:

Отправить комментарий