Разделы

суббота, 17 января 2015 г.

Прямая и явная угроза

Фото: Михаил Фейгин
Генеральный секретарь Евроазиатского еврейского конгресса Михаил ЧЛЕНОВ о террористических атаках в Париже и реакции на них мирового сообщества

Почему именно нападение террористов на редакцию сатирического еженедельника «Шарли Эбдо» вызвало такую реакцию во всем западном мире? Ведь только за последние годы произошло немало вопиющих случаев – достаточно вспомнить зверское убийство военнослужащего в Лондоне, стрельбу в еврейском музее в Брюсселе, а ранее был чудовищный теракт в Мадриде, нападение на еврейскую школу в Тулузе и другие атаки… Да и на представителей прессы, и на людей литературы исламисты уже не раз поднимали руку... Но в этом нападении на «Шарли Эбдо» слишком многое сошлось в одной точке – теракт произошел в центре европейской столицы; было убито более десяти человек, причем, не случайных, – террористы знали, кого шли убивать; жертвами стали журналисты, то есть те, в ком персонифицирована важнейшая из европейских свобод – свобода слова.


Парижская трагедия стала не соломинкой, но, скорее ломом, переломившим хребет долготерпения европейцев. Западный мир решил четко продемонстрировать, что терроризм – главная угроза европейским ценностям, да и вообще – цивилизованному человечеству. И перед лицом этой угрозы все концепции России, как угрозы европейской стабильности, с одной стороны, и НАТО, как угрозы российской государственности и миру во всем мире, с другой, безусловно, отходят на второй план. Наш главный враг – мировой исламистский терроризм, вот что четко дали понять и лидеры десятков стран, и сотни тысяч людей во всем мире.
Последовавшее за бойней в редакции журнала кровавое продолжение в кошерном магазине привнесло в эту историю еврейский акцент. И, видимо, именно поэтому организаторы массового антитеррористического марша в Париже стремились ясно обозначить: проблему ни в коем случае нельзя суживать до арабско-еврейского противостояния. Многочисленные нападения исламистских террористов на европейских евреев и еврейские объекты, равно, как и подогреваемый исламистами рост антисемитских настроений, доказывают, что евреи – далеко не нейтральная сторона в этом цивилизационном конфликте. Но Европа, естественно, рассматривает ситуацию не с еврейской точки зрения, у нее собственный взгляд, и потому была сделана попытка отделить израильско-палестинский конфликт от проблемы мирового терроризма. Именно отсюда главный лозунг прошедших антитеррористических маршей: «Я – Шарли! Я – еврей! Я – мусульманин!».

Как уже было сказано выше, террористическая атака произошла на фоне роста антисемитизма в Западной Европе, который наблюдается в течение последних лет. Еврейский мир давно бьет тревогу, европейская же элита долгое время уходила от необходимости анализа и принятия мер против этого зла. Власти начали активно реагировать на это прискорбное и опасное явление только в прошлом году, когда была организована массовая акция против антисемитизма у Бранденбургских ворот в Берлине. Там, наконец, было заявлено, что антисемитизм в Европе уже перешел некую красную черту.
При том, что антитеррористические марши прошли под лозунгами, демонстрировавшими традиционное европейское стремление к объединению всех под эгидой демократических ценностей и свобод, была и реакция иного рода. Проявления исламофобии, которые были замечены сразу после парижских терактов, – есть прямое следствие многолетнего попустительства радикальному исламизму, порождающему террор.

Еврейское сообщество в странах Евразии далеко от исламофобских идей, мы прекрасно понимаем, что в любой религии есть свои радикалы, фактически выводящие себя за рамки религиозной системы. Мы понимаем, что большинство европейских мусульман отнюдь не радо появлению радикалов, называющих себя их братьями. Но мы также понимаем: тревога, которую мы били, не была ложной. Исламистская угроза в Европе, которая казалась многим лишь следствием и реакцией на арабо-еврейский конфликт, сегодня стала восприниматься, как главная угроза европейской цивилизации.

Еврейское присутствие в Европе, безусловно, – элемент цивилизации, в защиту которой выступили участники антитеррористических маршей. Не случайно премьер-министр Франции Манюэль Вальс заявил: «Франция без евреев – уже не Франция». Именно поэтому лозунг «Я – Шарли…» это и призыв против антисемитизма.

Международный терроризм – это общая угроза, но следует объективно признать, что евреи все же являются группой особого риска. Что, кстати говоря, было доказано вторым парижским терактом. Мусульмане – граждане европейских стран – пока подобной группой не стали, но, к сожалению, в скором времени они могут оказаться между молотом обращенного на них террора «сверхправедных» исламистов и наковальней исламофобии, вызванной активностью этих «праведников». И это лишний раз доказывает, что радикальный исламистский террор – угроза всеобщая.

Вообще говоря, идея «главной угрозы миру» возникала в истории не раз. Достаточно вспомнить «социалистическую угрозу» второй половины позапрошлого века. Опасения были не напрасны. Впрочем, наряду с «социализмом» с разных сторон виделись и другие «мировые угрозы». И сегодня, как и в прежние времена, локальные конфликты порождают ощущения глобальных опасностей. Но, повторюсь, подлинная общая угроза – мировой исламистский терроризм, который действительно является врагом для всех нормальных людей и для каждого нормального человека в отдельности. Массовость и представительство на антитеррористических маршах показывает, что понимание этого факта уже приходит.

Комментариев нет:

Отправить комментарий