Разделы

пятница, 25 июля 2014 г.

Ты будешь жить, солдат!

Фото: Михаил Фейгин
Утром 24 июля СМИ известили: ведутся переговоры по вопросу очередного прекращения огня в гуманитарных целях.

«Если удастся договориться, ЦАХАЛ в третий раз за последние 17 дней прервет военные действия в сектора Газа», — сообщили телекомментаторы ранним утром и, конечно, ошиблись. Нет, не в отношении Армии обороны Израиля, а по поводу ХАМАСа. Около 11 часов утра десятки крупных городов и поселков огласил вой сирены. Из сектора Газа по Израилю был дан ракетный залп. Батареи системы ПРО «Железный купол» перехватили и сбили в воздухе несколько ракет, остальные взорвались на открытой местности.




Тем временем министр сельского хозяйства Яир Шамир, председатель парламентской фракции партии «Наш дом Израиль» Роберт Илатов, депутаты Хамед Амар и Шимон Охайон, а также десятки активистов НДИ добрались до больницы «Сорока» в Беэр-Шеве, чтобы навестить солдат и офицеров, раненых в боях в Газе.


Роберт Илатов и Хамед Амар, депутаты от НДИ

В целом в разных медицинских центрах страны сейчас госпитализировано более ста бойцов, получивших ранения разной степени тяжести, но главная нагрузка легла на больницы Беэр-Шевы и Ашкелона.
Несмотря на то, что каждые пять-десять минут к приемному отделению подъезжают «скорые», управляющий больницей «Сорока» доктор Эхуд (Уди) Давидзон спокоен и сосредоточен.


Доктор Эхуд Давидзон

- Наш медицинский центр обслуживает огромный регион – порядка одного миллиона двухсот тысяч жителей Негева, в больнице порядка 1000 коек, — объясняет он.



7 июля, в первый день операции «Несокрушимая скала», региональная больница «Сорока» в считанные часы преобразовалась в прифронтовой госпиталь. В день террористы выпускали по Беэр-Шеве и окрестным поселкам по несколько десятков ракет – нужно было срочно эвакуировать больных, госпитализированных в отделениях на верхних этажах высотного корпуса: они не защищены от обстрелов.



- Служба тыла торопила: ракета долетает из Газы до Беэр-Шевы за 60 секунд, — говорит доктор Давидзон. — Иными словами, между сигналом воздушной тревоги и перехватом, после которого на жилые районы города могут обрушиться осколки снаряда, — всего одна минута. Пришлось перевести пациентов с верхних этажей на нижние. Многие больные оказались в непрофильных отделениях, но иного выхода нет.



В ночь с 7-го на 8-е июля персонал больницы осуществил самую настоящую «военную операцию» – эвакуировал отделение недоношенных младенцев.
- Минимальный вес малютки – 400 граммов, средний – 800, в инкубаторах — 25 недоношенных, — объясняет доктор Давидзон. – Недопустимо даже на несколько секунд отключить младенца от аппаратуры, поддерживающей его жизнедеятельность. Так и везли по длиннющим коридорам инкубаторы с тончайшими трубками, мониторами и другой техникой. Каждого младенца перевозили 7-8 сотрудников. Впрочем, с момента операции «Литой свинец» нам приходится эвакуировать это отделение в пятый раз – опыта предостаточно.



В первые дни операции «Несокрушимая скала» Службы тыла разделила обязанности между беэр-шевской больницей «Сорока» и ашкелонской «Барзилай»: в случае ввода войск в сектор Газа первая принимает раненых из его южной части, а вторая – из северной (именно оттуда – с руин разрушенных в 2005 году еврейских поселков – боевики почти 9 лет обстреливают Израиль ракетными и минометными снарядами, оттуда же прокладывают террористические туннели наподобие того, по которому в Газу утащили в свое время Гилада Шалита).

- Чтобы доставить в нашу больницу раненого военнослужащего, армейскому вертолету требуется 8-9 минут, — объясняет доктор Давидзон. – Промедление смерти подобно – в прямом смысле: когда спасаешь жизнь, на счету каждая секунда! Санитар боевых частей, сопровождающий раненого, по своему усмотрению принимает решение, в какую больницу полетит вертолет. И если он видит, что состояние солдата стремительно ухудшается, наверняка выберет «Сороку», потому что по сравнению с больницами «Шиба» или «Бейлинсон» чистый выигрыш по времени – 7-8 минут. К тому же в больнице «Шиба» посадочная площадка удалена от приемного покоя, а у нас – рядом.

В последние дни ведущие специалисты «Сороки» переселились в больницу – дома никто из них не бывает.


- Время спрессовано до невозможности – раненых доставляют круглые сутки, — говорит Эхуд Давидзон. – Вначале мы успевали считать, сколько вертолетов прибыло, а сейчас сбились до счета.

Черта между жизнью и смертью измеряется секундами: чем скорее раненый попадет к врачам – тем больше шансов на спасение.



- Нам обычно сообщают, что вертолет вылетел в ту часть сектора, где его дожидаются раненые, но никогда нельзя знать, через сколько минут он их доставит: эвакуация нередко превращается в ожесточенный бой, — говорит доктор Давидзон. – Случается и другое: вертолет прилетает безо всяких предупреждений. Для экстренных случаев мы держим наготове несколько операционных.

Утром 23-го июля руководству «Сороки» сообщили: одного из раненых транспортируют в больницу «Бейлинсон» в Петах-Тикве.

- В пути, однако, произошло непредвиденное: остановка сердца, резкое падение кровяного давления, — говорит Эхуд Давидзон. – Приблизившись к нашей больнице, пилот в авральном порядке посадил вертолет. Бегло осмотрев солдата в приемном отделении, мы с дежурными врачами переглянулись: сейчас – или никогда. Сложнейшая хирургическая операция продолжалась всю ночь. Солдат будет жить! Сегодня утром он очнулся.

К раненым солдатам в «Сороке» относятся как к сыновьям: в тот момент, когда 18-20-летних парней доставляют в приемное отделение, родители понятия не имеют, что стряслась беда.



- Солдата, которого мы вытащили с того света, зовут Шахар, живет на Голанах, — говорит доктор Давидзон. – Ради его спасения, ради спасения десятков таких же, как он, солдат и офицеров мы днюем и ночуем в больнице. Эти парни сражаются в Газе, чтобы положить конец ракетно-туннельному террору и защитить миллионы соотечественников, а мы сражаемся за их жизнь. Мы тоже на поле боя.



Впрочем, даже видавших виды специалистов (практически все врачи – офицеры Медицинских частей ЦАХАЛа) потряс командир пехотной бригады «Голани» полковник Расан Алиан, раненый в первые дни операции.

- Как только ему стало лучше, сбросил больничную пижаму, переоделся в армейскую форму и потребовал: «Сейчас же выпишите меня – возвращаюсь к своим бойцам в Газу», — рассказывает доктор Давидзон. – Я попытался объяснить Расану, что выписать его не вправе – состояние не позволяет.

«В таком случае я пошел», — заявил полковник.

Пришлось Давидзону позвонить в Генштаб.

- Генерал прислал приказ с запретом на самовольную выписку. С этой бумагой – в обмундировании Расан просидел на койке еще несколько часов, пока мы его не выписали, и тут же вернулся к бойцам в сектор Газа, — говорит Давидзон.



- В тот день, когда Расан был ранен, я приехал навестить его в «Сороку», — замечает депутат Хамед Амар – единственный представитель друзского сектора в Кнессете. – Мы с полковником Алианом соседи – он тоже живет в Шфараме. Очень сильный человек!
Сегодня утром в «Сороке» были госпитализированы 43 раненых.

- Состояние троих крайне тяжелое, — мрачнеет Эхуд Давидзон. – Врачи борются за их жизнь…


Яир Шамир, министр сельского хозяйства (НДИ)

- Требуется ли больнице какая-то помощь? – спрашивает Яир Шамир (пилот, полковник военно-воздушных сил в отставке, он принял первый воздушный бой в Шестидневной войне, участвовал в Войне Судного дня и Первой ливанской).



- На данном этапе – нет: мы обеспечены новейшими лекарствами и медицинской аппаратурой, нам хватает врачей, медбратьев и санитаров, — говорит управляющий больницей. – Что же касается посетителей – от них нет отбоя: проведать раненых приезжают незнакомые люди – сотни людей. Привозят фрукты, сладости. Школьники приносят раненым свои рисунки, волонтеры сутками дежурят у постели солдат-одиночек… Мною владеет ощущение, что в эти дни здесь собрался весь народ Израиля.

Эвелина Гельман, Forumdaily
Фоторепортаж автора

Комментариев нет:

Отправить комментарий