Разделы

воскресенье, 13 июля 2014 г.

На переломе

Фото: Михаил Фейгин
Политика сдержанности исчерпала себя – ее продолжение только укрепит ХАМАС и разожжет аппетиты арабских подстрекателей внутри Израиля.

Политика сдержанности («авлага») стала стратегией «ишува» еще задолго до создания Израиля. Целью было, во-первых, сохранить конфликт на «медленном огне», а, во-вторых, заручиться поддержкой мандатных властей. В некоторых случаях эта тактика приносила успех – во время «интифады» 1936-9 годов, например, англичане согласились сформировать воинское еврейское подразделение из трех тысяч человек, тем самым легализовав «Хагану». Однако оборотной медалью «авлаги» всегда оставалось то, что она усиливала чувство безнаказанности арабских банд, побуждала их действовать еще более вызывающе и агрессивно.

Впоследствии «авлага» стала неотъемлемой частью политики израильских правительств. Считалось, что прибегать к силе следует только в ситуации, когда более не остается иного выбора, однако зачастую к этому моменту сдерживающая мощь Израиля была уже подорвана, и выбор стоял между жизнью и смертью. Кроме того, желание заручиться поддержкой ведущей державы – теперь уже Америкой и всего Запада в целом – далеко не всегда приводило к желаемым результатам. Во время войны в Персидском заливе, например, правительство Ицхака Шамира по настоянию администрации Джорджа Буша-старшего не отвечало на ракетные обстрелы Ирака, но не спасло его от дальнейшего давления госсекретаря Джеймса Бейкера.

Концепция сдержанности настолько привилась в израильском военном и политическом истеблишменте, что определяла его действия даже без всякого давления извне. Во время операции «Литой свинец» в Газе в 2008-9 году, например, ЦАХАЛ был близок к тому, чтобы уничтожить режим ХАМАСа, а Джордж Буш-младший дал карт-бланш Израилю, однако Ольмерт и Барак (в то время министр обороны) свернули военные действия, упустив тем самым уникальный шанс.

Сегодня Натаниягу фактически продолжает политику «авлаги», и его соображения мало чем отличаются от соображений лидеров «ишува» в 30-е годы. Он стремится избежать выхода конфликта на новый уровень, не хочет раздражать лишний раз администрацию Барака Обамы, отношения с которой официального Иерусалима и без того далеки от гармонии, боится шквала критики со стороны европейцев и ООН.

Однако в разных случаях контекст очередного раунда конфликта отличен, и именно он определяет целесообразность политики «сдержанности». Нелепо рассматривать конфликт с палестинцами так, словно он происходит в безвоздушном пространстве, без какой-либо связи с событиями на всем Ближнем Востоке и политикой Запада.

Весь регион переживает всплеск религиозного экстремизма, и исламский фанатизм, подобно пандемии, поражает одну страну за другой. Наступление «Исламского государства Ирака и Леванта» в Ираке и Сирии, рост исламистских движений на юго-востоке Иордании, террор «Мусульманских братьев» в Египте – все это звенья одной цепи, и глупо полагать, что эпидемия обойдет стороной Иудею, Самарию и Газу. ХАМАС, чьи отношения с Египтом вконец испорчены, переживает не лучшие времена, но именно поэтому не может позволить себе оставаться вне конфликта, и призыв этой группировки к «третьей интифаде», как и всплеск провоцируемого насилия, приведшего к похищению и гибели трех еврейских юношей, – результат целенаправленной политики палестинских исламистов.

Что касается израильских арабов, то убийство арабского подростка, каким бы отвратительным оно ни было, и кто бы его ни совершил, - только повод, но не причина для массовых беспорядков. Не было бы этого повода, нашелся бы другой. Арабские депутаты Кнессета, равно, как и общественные лидеры, типа шейха Раида Салаха, на протяжении десятилетий вели оголтелую, разнузданную пропаганду, принимали участие в откровенных провокациях, как Ханин Зуаби, и все попытки остановить их активность неизменно блокировались в Кнессете, БАГАЦе и отечественными СМИ. Они создали атмосферу, в которой достаточно было искры, чтобы запустить механизм насилия и вывести на улицы экзальтированные толпы бесчинствующих подростков.

Должен ли Израиль сохранять приверженность политике сдержанности? Такой подход вряд ли соответствует интересам национальной безопасности, и это объясняет позицию Либермана, решившего положить конец союзу с «Ликудом». «Мне неясно куда нас ведут предложения выжидать, терпеть и сдерживаться», - заявил он, подчеркнув «кардинальные разногласия с Нетаниягу».

Сдержанность на руку ХАМАСу – она только укрепит его шаткие позиции, создав ощущение, что эта группировка по прежнему популярна и пользуется влиянием. Она также продемонстрирует беззубость израильских властей, поощрит тех арабов в Израиле, которые стремятся к раздуванию конфликта, и, напротив, резко ослабит позиции умеренного арабского большинства. Провокаторы и демагоги с новой силой будут третировать, как Израиль, так и своих прагматичных соотечественников, а беспорядки, бунты и погромы выльются в требования автономии и гражданскую войну. В то же время Израиль сегодня куда меньше зависит от мирового общественного мнения – подавляющее большинство американцев на стороне нашей страны, а международная дипломатия пребывает в смятении и растерянности перед лицом исламистского наступления в Ираке и Сирии и конфликта на Украине. Наконец, волею судеб Израиль оказался в одной лодке с умеренными режимами региона: Египтом, Иорданией, Саудовской Аравией, ОАЭ и Кувейтом, которые вынуждены бороться за существование и менее всего хотят успеха ХАМАСа. Не потому, что сочувствуют Израилю, а потому, что отдают себе отчет: триумф ХАМАСа укрепит позиции исламистов всех мастей в их борьбе с существующими национальными государствами.

Это не значит, что Израиль должен развернуть тотальные репрессии «по всему фронту» против палестинцев в Газе и арабов в границах страны. Это значит выверенные наступательные шаги.

По мнению главы МИДа, такими шагами должны стать жесткие меры в отношении организаторов, зачинщиков и участников массовых беспорядков; целевые удары по главарям ХАМАСа, включая Исмаила Ханию и Халеда Машаля; давление на Катар, раздувающего посредством «Аль-Джазиры» религиозный фанатизм и финансирующего исламистов; лишение иммунитета арабских подстрекателей в Кнессете.

Израиль, считает он, должен переломить ситуацию: «до сих пор ХАМАС диктовал нам свои условия, инициируя новые террористические атаки, а Израиль всего лишь на них отвечал. Мы должны взять инициативу в свои руки». Политика сдержанности приводит к тому, по его словам, что «вместо того, чтобы раз и навсегда положить этому конец, мы откладываем решение на будущее, хотя сознаем, что рано или поздно ситуация «взорвется», но с гораздо большей силой».

Израиль сегодня находится на переломном этапе своего существования, когда прежние методы и решения уже не адекватны и утратили силу. Так произошло в конце 30-х годов, когда по инициативе Ицхака Саде и Чарльза Уингейта были созданы мобильные силы самообороны, переходившие в наступление и наводившие страх на арабские бандитские формирования. К тому времени, англичане не поддерживали еврейские формирования, но это уже не имело принципиального значения. Вторая мировая стояла на пороге…

Александр Майстровой, "Вести"

Комментариев нет:

Отправить комментарий