Разделы

вторник, 3 июня 2014 г.

Авигдор Либерман: Я за мир, но фраером Израиль не будет

Фото: Эвелина Гельман
2 июня вскоре после того, как в Рамалле было приведено к присяге «правительство технократов», в состав которого вошли представители террористической организации ХАМАС, министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман перевоплотился на час в преподавателя Герцлийского междисциплинарного академического центра и прочел студентам лекцию. Обращаясь к основателю и ректору Междисциплинарного центра профессору Уриэлю Райхману и к студентам, заполнившим вместительную аудиторию, лидер НДИ начал издалека – в полном соответствии с учебной программой:

- Государственная власть – это понятие, которое я изучал на факультете международных отношений в Еврейском университете в Иерусалиме, но со временем удостоверился, что никакой государственной власти (на иврите – «мемшаль») в Израиле нет. Есть правительства («мемшалот»), которые сменяют друг друга, но ни одно из них не умеет править. К величайшему моему сожалению, в Израиле с годами все центры управления постепенно перешли в руки чиновников-бюрократов, представляющих не законодательную, а исполнительную власть. У правительства зачастую нет того, что принято называть вИдением.

Еще одно понятие, с которым вы постоянно сталкиваетесь на занятиях, — это стратегия, — продолжал министр иностранных дел. – В Израиле о стратегии можно говорить только на уровне отдельных министров, причем обычно у каждого из них собственная стратегия и своя тактика. Что же касается правительства, то чаще всего конкретной, определенной стратегии у него нет.


Либерман рассказал, что в его студенческие годы один из профессоров столичного университета пошутил: «Тактика – это «Эрев хадаш», а стратегия –»Мабат ле-хадашот» (подразумевались две передачи единственного по тем временам государственного телеканала «Новый вечер» – она транслировалась в 17 часов и «Взгляд на новости» – вечерний выпуск новостей. — прим. автора).

- Именно в этом заключается наша главная проблема: стратегий много, но единой стратегии нет, — констатировал Либерман. – Вот и в состав нынешнего правительства вошли самые разные партии. Например, лидер «Еврейского дома» Нафтали Беннет убежден, что между рекой Иордан и Средиземным морем нет места для двух государств – необходимо незамедлительно распространить израильскую юрисдикцию на всю Иудею и Самарию. Министр Ципи Ливни, со своей стороны, убеждена: следует реализовать формулу «два государства для двух народов», причем добиться ее реализации нужно любой ценой. Абсолютно разные подходы – и совершенно разная стратегия.

Какое решение предлагает лидер НДИ Авигдор Либерман?

- Я не говорю о мире, а только об урегулировании, — подчеркнул он. – Урегулирование – да, но чтобы Израиль стал фраером? Нет! Добиваться образования палестинского государства любой ценой недопустимо.

«Осло» – дорога в никуда

Авигдор Либерман напомнил:

- 21 год назад Израиль заключил с палестинцами «договор Осло» – и все это время продолжал идти путем Осло, но ни разу за все эти годы мы всерьез не задались вопросом, по каким причинам постоянно заходим в тупик. Предположим, что мое мнение не в счет, потому что я бородатый поселенец, который изъясняется на иврите с русским акцентом и дружит с Арье Дери (в ответ на эту шутку студенты рассмеялись). Но в Израиле находились у власти и другие политики. Минимум три правительства – Эхуда Барака (министром иностранных дел был профессор Шломо Бен-Ами), Ариэля Шарона (пост министра иностранных дел занимала Ципи Ливни) и Эхуда Ольмерта (главой МИД оставалась Ципи Ливни) пытались пойти максимально далеко путем Осло, но ничего не добились. Думаю, мы не извлекли из собственных ошибок никаких выводов, и вопрос сейчас заключается в том, в каком направлении двигаться дальше: повторять ли собственные ошибки в надежде, что на сей раз результат будет другим? И какую политику вести на стремительно меняющемся Ближнем Востоке, где происходят полные драматизма события? Какова наша главная цель, а что является всего лишь побочным продуктом…

Либерман объяснил: если конечная цель, достижения которой будет и впредь добиваться Израиль, — это подписание договора с палестинцами, то потрафим мы разве что Евросоюзу. Что же касается окружающего нас арабского мира, то он сейчас раздираем совершенно другими проблемами: для него создание палестинского государства давно отошло на задний план.

Месяца два назад президент Обама провел обстоятельную беседу с королем Саудовской Аравии. О чем они говорили? Из публикаций СМИ явствует, что речь шла об Иране, «Мусульманских братьях» и экстремизме в арабском мире, а также о Сирии (там число убитых достигло 170.000, и до сих пор все еще применяется химическое оружие).

- Палестинская проблема в диалоге лидеров двух государств упомянута не была, — сказал Авигдор Либерман. – Что же сейчас для Израиля самое важное? Важно не просто быть островком демократии, экономической стабильности и безопасности в регионе, но создать новые стратегические союзы и вступить в диалог с умеренными арабскими государствами. Сейчас такая возможность перед нами реально открыта.

Урегулирование с умеренными арабскими государствами

Авигдор Либерман подчеркнул:

- Я убежден, что Израиль должен вступить в стратегический союз с умеренными арабскими государствами, прежде всего со странами Персидского залива, и что этот союз должен предусматривать, среди прочего, сотрудничество в сфере экономики и взаимовыгодную торговлю. Если мы сможем летать из Тель-Авива в Саудовскую Аравию, Катар и Кувейт, это будет другая реальность. Способность Израиля экспериментировать, наши новейшие технологии в сочетании с ресурсами стран Персидского залива смогут кардинально изменить ситуацию в регионе. Сегодня на Ближнем Востоке прочерчен новый водораздел: умеренные режимы – по одну сторону, экстремистские – по другую. Король Саудовской Аравии неслучайно говорил с президентом Обамой об Иране: лидеры умеренных арабских государств осознали, что главная проблема Ближнего Востока вовсе не сионизм, евреи или Израиль. Главная проблема — экстремизм. Если бы не помощь Ирана, режим президента Асада в Сирии не продержался бы и месяца. Аналогичным образом Иран поддерживает «Хизбаллу» в Южном Ливане и ХАМАС в секторе Газа. Если нам удастся добиться урегулирования посредством налаживания отношений с умеренными арабскими государствами, сосуществование с палестинцами станет всего лишь побочным продуктом. В настоящий момент для такого регионального урегулирования имеются все объективные предпосылки.

Глава внешнеполитического ведомства привел такой пример:

- Когда мы беседуем с дипломатами из Кувейта, Катара либо Саудовской Аравии в неформальной обстановке, перед нами культурные люди, получившее образование в лучших университетах стран Запада. Они отдают себе отчет в том, какую опасность представляет экстремизм для их стран. Но стоит тебе столкнуться с тем же дипломатом на каком-нибудь международном форуме – он смотрит на тебя, как на врага.

Впрочем, признался Авигдор Либерман, сам он не является апологетом тайной дипломатии и не рекомендовал бы студентам факультета международных отношений прибегать к ней по поводу и без повода.

- Забудьте, чему вас здесь учат, потому что подлинная дипломатия – говорить правду в глаза, — подчеркнул глава внешнеполитического ведомства. – Меир Даган говорил: Израиль на Ближнем Востоке как любовница: все ею наслаждаются, но никто не признается, что состоит с ней в связи. Я хочу, чтобы умеренные арабские государства осознали: урегулирование с Израилем – в их же интересах.

Израиль не примет палестинских беженцев

Авигдор Либерман детально разъяснил, какова его позиция по вопросу создания палестинского государства – как субпродукта регионального урегулирования. Первое и главное условие – признание Израиля еврейским государством.

- Почему я выступлю против соглашения в том случае, если палестинцы не примут это условие? – сказал он. — В настоящее время палестинцы пытаются создать для себя не одно государство, а полтора. Абу-Мазен требует полностью очистить территорию палестинского государства от еврейского присутствия – будь то гражданские лица или военные. Он требует создания гомогенного арабского государства в то время, как Израиль останется двунациональным государством. Израильские арабы выходят на демонстрации с флагами ПА в лучшем случае, а в худшем – с флагами «Хизбаллы» и ХАМАСа. Абсолютно ясно, что связь между ними и палестинским государством будет крепче, чем их связь с Израилем. Те, кто не хотят оставаться в Еврейском Государстве, смогут перебраться в палестинское и там реализовать свои национальные амбиции.

Министр иностранных дел особо подчеркнул: он категорически против того, чтобы хоть один «палестинский беженец» получил право на возвращение в Израиль.

- Известно ли вам, сколько в мире палестинских беженцев? – спросил он студентов.

Конкретного ответа получено не было.

- Это нормально, потому что в цифрах имеются разночтения, — сказал Авигдор Либерман. – Во всем мире ООН борется за снижение количества беженцев, а ее агентство UNWRA, созданное специально для обслуживания палестинских беженцев, прилагает все усилия к тому, чтобы максимально повысить их число. Как бы там ни было, общее количество палестинских беженцев составляет порядка пяти миллионов, часть из них специально содержат в чудовищных условиях в Сирии, Ливане и Иордании, чтобы продолжать требовать от Израиля решения их проблемы. Если палестинское государство будет создано, порядка трех миллионов беженцев, находящихся в трех вышеупомянутых странах, тут же захотят вернуться. Предположим, примут только четверть из них. 750 тысяч палестинцев из Сирии, Ливана и Иордании приедут на ПМЖ в Бейт-Лехем, Хеврон, Рамаллу. И всех их нужно прокормить, обеспечить жильем и рабочими местами.

Либерман напомнил: и Барак, и Ольмерт согласились принять на территории Израиля ограниченное число беженцев.

- Это все равно, что проделать дыру в плотине: вода ее размоет – и хлынет бурный поток, — подчеркнул он. – Недопустимо принять даже одного беженца.

Авигдор Либерман также категорически против того, чтобы в случае создания палестинского государства под его юрисдикцией остался кто-либо из еврейских поселенцев.

- Это безответственно, — сказал он. – И в плане раздела Палестины, принятом ООН, и в декларации Бальфура речь шла о двух государствах – еврейском и арабском. В конце концов, мы получили то, что имеем, и нам придется с этим жить, но оставить поселенцев под юрисдикцией ПА недопустимо.

Эвелина Гельман, Forumdaily

1 комментарий: