Разделы

вторник, 17 сентября 2013 г.

Анатолий Лобоцкий: «…от Отелло до Дездемоны!»

Мой звонок застал его  в аэропорту. Голос собеседника  звучит устало (перелет, бессонная ночь…), но еще вне земных трудов. Мы поговорили.  Мир прилетающих – улетающих шумел мягко – расслабленно. Собеседник сказал: я люблю горы зимой. А летом – море.

Его зовут Анатолий Лобоцкий. Он актер.  Один из самых интеллигентных людей театра и кино постсоветской России. Виталий Вульф сказал, что он заставляет зал затихать-умирать на словах  своего  финального монолога в «Опасном повороте» по Пристли. Неожиданно и свежо   сыграл Дон Жуана.

Он умеет лепить образ без  прямой опоры на текст – изнутри. Его школа – славная театральная  школа переживания. Школа прославленных  мастеров Андрея Гончарова и Марка  Захарова. Кино принесло ему любовь всех женщин России, да и множества  других тоже. Театр Лобоцкого – театр качественный. Зрелый, деликатный.

Умный и некокетливый. Служит в московском театре имени Маяковского. Картина «Зависть богов» режиссера Владимира Меньшова стала его пропуском на кинематографический Олимп. Слава искала Анатолия Лобоцкого довольно долго. Нашла.   Пошла рядом.

В октябре народный артист России, актер театра имени Маяковского  Анатолий Лобоцкий приезжает в Израиль. Чтобы в трех наших городах выйти на сцену. На встречу со зрителями. Без грима и заготовленного текста. В программе- дифирамбе «Зависть богов».

Вот наша беседа.

- Господин Лобоцкий, это правда, что вы происходите из старинного аристократического французского рода? И – польские корни тоже есть?  В семье хранятся какие-то реликвии? Вы ощущаете ментальную связь с прошлыми поколениями?


- Думаю, здесь правда смешана с вымыслами. Ни документов, ни серебряных сабель у нас дома не сохранилось. Но мои родные утверждают, что будто бы моя прапрабабушка Франческа действительно вышла замуж за француза де Вильяра, который сражался в войне 1812 года на стороне французов. И фоном для этого романа была Сибирь – место, куда всегда имели традицию  ссылать на перевоспитание…

Думаю, во мне все же есть полстакана  французской крови. Чем, возможно, объясняется мой космополитизм. Мой   дед – поляк. Тут тоже есть место для раздумий и ассоциаций.

- Вы на самом деле  космополитичны?

- Безоговорочно! Мне не  столь   важно, где жить и  работать, важно – чтобы была  интересная работа и интересная  жизнь.

- Политика вас не слишком  затрагивает?

– Совсем никак не затрагивает!

- И цвета флагов над   театром  или  съемочной  площадкой вас не очень волнуют?

- Да они и вообще  мало кого волнуют, политика  – игра для самих политиков,  доля выдумки и какая-то доля  лицемерия тут всегда присутствуют. Мне так кажется.

В общем, я – аполитичен. И это уже навсегда!

-Мы знаем, что актерская профессия  почти так же опасна и травматична, как профессия шахтера или гонщика. Бывали ли у вас такие эпизоды. которые подтверждали именно эту сторону актерского труда?

- Среди актеров есть такие  мастера баек, что только держись!  Мне  с ними не сравниться! Вот им я и оставлю их  лавры! У этих людей всегда  что-то горит, взрывается, они  падают в пропасть и летят  над  миром  без парашюта.  У меня – Бог миловал!  –  ничего этого не было. Или –  все забылось. Возможно, я падал,  и что-то на съемках взрывалось, но все осталось в прошлом,  отошло. Кануло в Лету. И я этому  очень рад.

- Как вы относитесь к прессе? К журналистам? К вечному поиску  сенсаций и. скажем так, всей  этой «желтизне» и «клубнике»?

- Истинных газетчиков почти  не осталось. Они видимо повымерли.  Я – сын журналиста, у меня  тут своя история…Знаю не понаслышке.   Профессия журналиста если и не умирает совсем, то, безусловно, перерождается. Вот была такая газета  «Комсомольская правда». В ней даже бывали полезные и интересные вещи. А теперь это желтый листок. И за «желтизну» народ ее и читает. Вполне даже читает. Интерес к тому,  что происходит за кулисами, неискореним. Подглядывание в замочную скважину было всегда. От Древнего Рима до просвещенной Европы. Такова природа людей. Читать или не читать подобное – это уже мой выбор. Хотя 90 % населения все это активно читает…

- Может, эти проценты возникли  из того, что у людей никто не воспитывает другие интересы м вкусы...

- А с этим уже ничего не  поделать: коммерция, деньги оправдывают  все! Воспитание – это другой  процесс.  На нем не заработаешь.

Вот им никто и нет занимается. Жаль – но такова жизнь. Для желающих воспитаться есть все – и научные  журналы, и умное кино.  Возьмем  телевидение. Все эти по большей  части идиотские шоу рассчитаны на определенный  срез общества. На потрафление определенным инстинктам. Но все равно - мы свободны в выборе! У меня   180 телевизионных каналов,  у меня имеется пульт, который делает меня совершенно всевластным. Хочу- смотрю BBC, хочу- CNN…

- Были у вас за  последнее  время интересные встречи   с теми, для кого пишут статьи  и  снимают кино?

- Весной  мы с Юлией Рутберг были приглашены быть ведущими  кинофестиваля в Петербурге.  И там нас позвали выступить в двух библиотеках. Мы отбивались. А потом согласились – и были счастливы, что согласились. Это были минуты полного и абсолютного восторга! Такой страсти, тонкости беседы и   такого интеллектуального общения я давно не переживал! Это было захватывающе!

- Искусство меняет  людей? Перековывает?

- Думаю, это абсолютное заблуждение  – думать, что искусство  меняет  людей.

- …»глаголом жечь сердца людей»- выспренний образ?

-Жечь – не значит  воспитывать.  Вот мы всегда бросаемся такими  установками, как «искусство  должно воспитывать»… А оно  никому и ничего не должно. Оно существует само по себе. Если человек зашел в Лувр,  увидел Джоконду, тормознулся возле нее, что-то такое почувствовал – это что? Заслуга Джоконды? Нет. Это заслуга или особенность самого человека. Фильм Сокурова сильно подействовал –это от того, что  Сокуров гениален?

- Да - если следовать теории, вспомнить  о воспитательной функции искусства…

- Вовсе нет! Все – в самом  человеке! Все от него. Все –  он!

-Интересная концепция…

 Кто из ваших персонажей  более всего вы сами?

- Все мои персонажи  – это я. Все они часть  меня. В каждом человеке, в каждом  актере есть абсолютно все  – от Отелло до Дездемоны.  Если это хороший актер. Мужчина  или женщина – не важно,  пол здесь не играет никакой  роли. Важно грамотно использовать  регистры.

- Как, на ваш взгляд, воспринимает вас публика? Она  правильно понимает Лобоцкого-человека? Путает вас с вашими героями? Придумывает вас для себя?..

- Есть всего понемногу.  Да и кто он - я? Кто меня  знает? Другие, я сам? Близкие?  Возможно. В какой-то мере. Как  говорил поэт Франсуа Вийон  «я знаю все, но только не  себя…». Успех и провал в какой-то точке субъективны. Удача и откровение  в искусстве чаще всего есть плод труда и сердечных порывов самих зрителей. Никто и ничто не может нравиться всем!  Мои персонажи и я сам кому-то нравятся, кому-то нет.  Всеобщим любимцем быть нельзя – это было бы ненормально! Я пойму,  я оценю,   если человек подошел и сказал: «Слушай, в этой роли ты сыграл плохо, это у тебя не получилось!».

-А что главное в  актерской работе?

- -А что главное в  актерской работе?  Темперамент?  Понимание задачи? Обаяние?..

- Главное - мыслить! Мысль  рождает энергию.  Прошло время  тупых актеров прошлых веков,  которые поражали публику голосовыми  связками. Умный актер лучше совпадает  с любым залом.

- Что вы нам прочтете на  вечерах в Израиле?

- Кто ж его знает? Всякая  такая встреча –таинство! Возможно, Высоцкого и Аполлинера.

- «И все о чем мечтаешь  ты Живет не зная расстояний», как перевел  Яснов…

- В общем. Я буду читать  – но пока еще не ощутил, что именно.

- Что в вашей жизни  значит Израиль? Как вы относитесь  к нашей стране?

- Я отношусь к вашей  стране с огромным теплом. Ваша  любовь к этой земле не имеет  себе равных. Если американец  поднимает свой флаг на своей  лужайке, то это «понты» . А у вас поднимают флаг потому, что на самом деле верят в свою страну и свою идею. Вы получили свою землю и свою страну именно потому, что горячо верили и горячо хотели осуществить свою мечту.

Более любящего свою страну народа я, пожалуй, не видел. У вас  очень многое здорово – и очень  многое – совсем не здорово.

- Что вы себе в Израиле  купите?

- Я давно себе за  границами ничего не покупаю.  Иногда – бритвенные лезвия. У  вас очень   хорош «блошиный  рынок» в Яффо. Чего там только не увидишь!

- Известно, что вы  чуть  не стали художником… А произведения искусства вы себе приобретаете?

- Картины и антиквариат?  Нет. Вот если бы Женька Додина  нарисовала картину – я бы  ее непременно купил!

- Я забывала, что вы  с нашей Женей знакомы еще  по театру Маяковского…

- Тут вопрос, она больше  ваша или все же наша….Ваша она потому,  что родилась  еврейкой. А наша - потому что у нас стала актрисой! Большой актрисой!

-Принято. Журналистское  начало в вас ярко и сильно  присутствует. Это приятно. Ждем  встреч в Израиле! Удачи вам!

 Творческая  встреча  «Зависть богов», или Линия жизни  с Анатолием Лобоцким» в Беэр –Шеве состоится 11 октября во Дворце молодежи.

Инна Шейхатович
Фото: PR

Комментариев нет:

Отправить комментарий