Разделы

четверг, 24 мая 2012 г.

Политические шахматы


Дипломатический курс, проводимый Либерманом, призван максимально реализовать потенциал возможностей, заложеный в отношениях с самыми разными государствами

Испанский писатель и философ Бальтасар Грасиан-и-Моралес сравнивал дипломатию с шахматами: успех победы зависит, писал он, от того, насколько ты хорошо осознаешь цели и возможности другой стороны.

Такой, выверенный и дифференцированный подход был взят МИДом в каденцию Либермана. Это было принципиальным изменением существовавшей до сих пор крайне упрощенной, ограниченной и безличной модели, при которой все усилия сосредотачивались на согласовании позиций по палестинскому вопросу с ведущими западными государствами. В результате израильская дипломатия вместо того, чтобы выстраивать отношения с десятками стран мира, фактически игнорировала их, а в отношениях с западными державами занимала оправдательную и безынициативную позицию. В итоге многие государства, заинтересованные в развитии двусторонних отношений с Израилем и даже - тесном сотрудничестве, оставались за рамками дипломатической активности...


Либерман обратил внимание на эти принципиальные упущения. «Я много раз повторял: США были и остаются нашим самым главным стратегическим союзником, но у них слишком много вызовов во всем мире. Мы должны искать дополнительных союзников», - подчеркивал он, заступив на пост главы МИДа. Он отчетливо понимал, что в силу определенных факторов – политических, экономических и культурных – следует кардинально изменить подход, ориентируясь на национальные интересы, возможности и предпочтения партнеров по переговорам; учитывать все тонкости политической специфики этих государств.

Характерным примером такой диверсификации могут служить четыре визита, осуществленных Либерманом: в Чехию, Словакию, Азербайджан и Великобританию.

Чехия – одна из наиболее дружественных Израилю стран не только в Европе, но и в мире. Богемия традиционно была местом, где евреи в средневековье располагали широким спектром прав и свобод, а многие чешские императоры покровительствовали евреям. Отношения между двумя народами были сцементированы президентом Чехославакии Томашом Масариком, не скрывавшего симпатий к сионизму, как национальному движению обездоленного народа. В отличие от большинства стран Европы предвоенная Чехия не была заражена расистскими настроениями и юдофобией. Наконец, в наше время, Чехия, на себе испытавшая предательство западных держав в Мюнхене, стала едва ли не единственным государством, демонстративно поддержавшим Израиль в период жесточайших испытаний, каким стала «вторая интифада». В 2001 году, на пике всеобщего осуждения Израиля, в нашу страну с визитом солидарности прибыл премьер-министр Чехии Милош Земан. Ясера Арафата он сравнил с Адольфом Гитлером, весьма проведя завуалированные аналогии между палестинцами и судетскими немцами.

В последующем политика официальной Праги в отношении Израиля оставалась неизменно дружественной, вне зависимости от того, какая партия приходила к власти в этой стране. На пике операции «Литой свинец», когда Израиль вновь оказался мишенью ожесточенных нападок Запада, министр иностранных дел Чешской республики Карел Шварценберг саркастически заявил, что «уже слишком стар, чтобы искать дешевую популярность, осуждая Израиль». Подчеркнув, что Израиль имеет полное право защищать своих граждан и свой суверенитет, он призвал Саркози прекратить выступать с фальшивыми миротворческими усилиями по Газе. В 2009 году премьер-министр Мирек Тополянек подверг критике европейцев за ханжеское решение понизить уровень сотрудничества с Израилем после операции «Литой свинец», подчеркнув, что Израиль - «один из самых надежных партнеров Европы».

Чехия бескомпромиссно заняла сторону Израиля и в истории с «миротворческой флотилией» две года назад. Как Земан до того, председатель Сената Чехии Премышл Соботка, прибыл с визитом солидарности в Израиль, обвинил организаторов «Free Gaza» в преднамеренной провокации, а ЕС – в малодушии и лицемерии.

Время председательства Чехии в ЕС, когда Прага блокировала враждебные Израилю инициативы, стало одним из наиболее благоприятных для нашей страны.
Естественно, что последние переговоры израильской делегации в Праге были диалогом друзей – откровенным и многосторонним, направленным как на укрепление сотрудничества в самых разных сферах, так и на отражение глобальных политических и культурных вызовов современности.

Как сказал Либерман, встречавшийся с премьер-министром Чехии Петром Нечасом и  Карелом Шварценбергом, «это был своего рода мозговой штурм, свободный обмен мнениями по самым разным, острым и сложным проблемам».

В несколько другом ключе велись переговоры со Словакией. Исторический фон, на котором выстраивались отношения между словаками и евреями, несколько иной, чем тот, что сформировался на протяжении столетий между евреями и чехами. Словакия, в отличие от Чехии, не была оккупирована и подвергнута унижениям, а, напротив, стала во главе с Йозефом Тисо сателлитом нацистской Германии и активно поддерживала депортацию евреев в Освенцим и Майданек.

Тем не менее, после создания словацкого государства отношения между двумя странами развиваются по восходящей практически во всех областях. Словаки заинтересованы в израильских технологиях, научных разработках и инвестициях. Израиль со своей стороны нуждается в политической поддержке Братиславы. Отношения между двумя государствами строятся на симпатии и взаимоуважении. Словакия – сегодня одна из немногих стран, регулярно голосующих в поддержку Израиля в ООН. Обе страны, недавно ставшие членами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), успешно развивают торговые и научные связи. У Иерусалима и Братиславы практически нет разногласий, и главной целью визита Либермана было придание дополнительного импульса двусторонним отношениям.

Пример еще одного подхода – взаимоотношения с Азербайджаном, который глава МИДа недавно посетил с официальным визитом. В основе их лежит уникальная дружба между евреями и азербайджанцами – редкое явление для народов, населявших российскую империю, а впоследствии – СССР. Эти отношения не омрачены национальной рознью, недоверием и взаимными претензиями, и не случайно выходцы из Азербайджана с огромной теплотой отзываются о своей бывшей родине. Правительство Азербайджана – светской демократической республики – заинтересовано в тесном сотрудничестве с Израилем в самых различных сферах жизни: от сельского хозяйства и медицины до проблем безопасности. Двусторонний торговый оборот, как подчеркнул Либерман в Баку, составил 4 млрд. долларов – и это самый высокий показатель среди стран СНГ.

Однако в этих отношениях есть свои сложности, которые нельзя не учитывать при выстраивании долгосрочных отношений. Азербайджан – мусульманская страна, граничащая с Ираном, который использует все для дестабилизации своего соседа, и с Турцией, чьи отношения с Израилем сегодня по известным причинам оставляют желать лучшего. В Израиле обязаны считаться со всеми факторами, определяющими политику своего союзника на Кавказе, и отчетливо понимать, что любая бестактность, безответственный шаг и даже спекуляции в СМИ могут быть чреваты негативными последствиями.

В отличие от многих израильских политиков, не вполне отдающих себе в этом отчет, Либерман делает все, чтобы, с одной стороны, развивать экономические и политические связи, а с другой, предотвращать всевозможные спекуляции, в которых столь заинтересованы недоброжелатели обоих государств. Не случайно, во время пребывания в Баку он отмел инсинуации, связанные с поставкой военной техники Азербайджану, рекомендовав «авторам публикаций писать произведения на конкурсы научно-фантастических романов». Одновременно он выразил надежду, что Азербайджан мог бы стать посредником между Израилем и арабами, что значительно было укрепило позиции Баку в мире и способствовало интересам Иерусалима.

Ну, и, наконец, в совершенно иной плоскости и с других позиций велись переговоры между Либерманом и британскими лидерами. Эти переговоры по определению не могли быть дружескими и даже партнерскими. Несмотря на дипломатические экивоки и признания в дружбе, было очевидно, что диалог ведется между сторонами, занимающими различные и даже полярные, позиции по целому ряду вопросов, в том числе, и столь болезненными для Израиля, как «мирные переговоры» и иранская ядерная программа. Британия в подавляющем большинстве случаев, как при голосовании по отчету Голдстоуна в ООН, воздерживается при принятии антиизраильских резолюций. Форин офис проводит традиционно прорабский курс, и если бы не давление Белого дома, не исключено, что Лондон, как и Париж, поддержал притязания Абу Мазена на одностороннее признание ООН палестинской независимости в сентябре прошлого года. Совсем недавно Кэмерон заявил, что Израиль «не получит поддержки Великобритании, если решит атаковать Иран», и несомненно, в этой связи целью отечественного МИДа было убедить Форин офис занять более последовательную позицию в отношении Тегерана и его марионеток на Ближнем Востоке. Результатом переговоров стало заявление британского премьера, что «Иран, обладающий ядерным оружием, несет угрозу не только Израилю, но и всему мировому сообществу». Публичное признание данного факта главой британского правительства - важное достижение МИДа, и не маловажно, что оно прозвучало именно в ходе визита Либермана.

Дело не ограничивается политической конъюнктурой. Нынешняя Британия, далекая, увы, от «доброй старой Англии» XIX века, – мультикультурное постмодернистское общество, где тон задают леволиберальные СМИ, «красная профессура» и правозащитные группировки, настроенные не просто критически, но крайне предвзято к Израилю. Враждебность эта граничит с откровенным антисемитизмом. В одной из последних статей британская публицистка Мелани Филлипс, известная нашумевшим исследованием «Лондонистан» о создании «мусульманского халифата» в «туманном Альбионе», предупредила, что Британия «погружается во тьму». Характер и масштабы антиизраильской истерии в СМИ и на кампусах, по ее словам, заставляют вспомнить о мрачной эпохе «кровавых наветов».

В этом контексте не случайно Либерман напрямую обратился к своему британскому коллеге Уильяму Хейгу с просьбой предотвратить усиливающуюся делигитимацию Израиля. «Необходимо дать понять экстремистам, что они не могут покушаться на право израильтян свободно выражать свое мнение в кампусах», - сказал он.

Все эти примеры – отражение той самой многовекторной политики, которую взял на вооружение МИД, и с помощью которой Либерман, как опытный шахматист, утверждает позиции нашей страны на международной арене.

Давид Марков
Фото: Михаил Фейгин

Комментариев нет:

Отправить комментарий