Разделы

среда, 1 февраля 2012 г.

Москва предложила посредничество Асаду и сирийской оппозиции в разрешении конфликта


Будет-ли посредничество Москвы эффективным с  точки зрения израильтян? Можно-ли надеяться  что переговоры будут  эффективными и какие  цели преследует Москва?  


Информации о  готовящихся переговорах крайне мало, и единственная точка зрения, имеющая под собой основания, – Башар Асад будет пытаться склонить Россию к протесту против резолюции ООН, требующей его отставки. В этом случае конфликт Асада и сирийской оппозиции продолжит свое развитие, и напряженность на северных границах Израиля будет только нарастать.

Можем ли мы ждать от Москвы другой позиции как  от переговорщика, когда внешняя  политика самой России полна неразберихи?

Примером тому может служить состоявшаяся только что поездка российского министра иностранных дел Сергея Лаврова в Японию. На фоне несомненно немаловажных вопросов об упрощении визового режима крайне странно была озвучена официальная российская позиция по ключевому вопросу российско-японских отношений.

Фактически была признана возможность решения на референдуме судьбы спорных «северных территорий Японии» (по японской традиции так называются Курильские острова и Сахалин).


Хотя проблема «спорных территорий» в России ощущается  в гораздо меньшей степени, чем  в Израиле, реакция граждан последовала незамедлительно: «Курилы и Сахалин – территория России». И только после этого РИА НОВОСТИ со ссылкой на «источник в российской делегации, сопровождающий главу МИД РФ» опубликовала сообщение о «неправильной трактовке» слов Сергея Лаврова японскими СМИ.

Как официальная  Москва, так и официальный Токио  вынуждены придерживаться дипломатических  рамок, хотя в вопросе спорных  территорий Токио традиционно отстаивает право на «северные территории», а Москва до сих пор всегда однозначно указывала на российскую принадлежность островов.

Однако реальные настроения японцев гораздо жестче дипломатичных формулировок. Эти настроения прекрасно иллюстрируют комментарии одного из японских правых политических деятелей – пресс-секретаря Коммунистической Партии Японии Катсуо Уегами, из которых следует, что в вопросе северных территорий японцы, во-первых, настаивают на возвращении Японии не четырех, а всех островов Курильской гряды вплоть до Камчатки. Во-вторых, если власть в России ослабнет, чему может стать свидетельством неуверенная победа Владимира Путина на предстоящих президентских выборах в России или победа любой другой политической силы, Япония  уверена в изменении позиции России на переговорах по «северным территориям».

Рассуждения о  том, что Японии нужны именно «территории», доступ к углеводородным ресурсам и  ресурсам, обеспечивающим продовольственную  безопасность страны, настолько очевидны, что о них и говорить больше не следует.

Реальные настроения японцев можно наблюдать во время традиционного Дня северных территорий, отмечаемого 7 февраля в Японии, и сопровождающих его крайне агрессивных

антироссийских   демонстраций. Рассуждения о «совместном использовании территорий» - очевидный дипломатический ход. Разумность его столь же мала, как и разумность создания «двунационального государства» в Израиле вместо обмена с Палестинской автономией территориями и населением.

Проводить последовательную политику в части обеспечения  территориальной целостности страны и обеспечения безопасности граждан может только устойчивая власть, лишенная либеральных иллюзий о возможности заигрывания с теми, чьи интересы явно противоречат интересам страны и граждан.

Для Израиля необходимость жесткости и последовательности в этих вопросах подкрепляется ежедневной реальностью, и псевдолиберальные высказывания можно позволять себе, только находясь в полном отрыве от действительности. В России вопрос территорий, конечно, гораздо менее острый, однако опасность утратить контроль за своими интересами, заблудившись в дипломатических формулировках, также явно присутствует.

Что уж говорить о интересах стран–партнеров, а партнерство с Россией для  Израиля – вопрос немаловажный.

Можем ли мы ожидать  в такой ситуации от Москвы адекватного участия в «сирийском вопросе»? Покажет время. Ближайшее.


Михаэль Бен-Дрор