Разделы

среда, 22 ноября 2006 г.

Бедуинская интифада: прелюдия


бедуины, Негев, Нэгев
6 ноября, на пике операции ЦАХАЛа по "зачистке" Бейт-Хануна, электронная почта доставила мне интригующее послание: "Исламское движение Негева имеет честь пригласить вас на демонстрацию протеста против израильского вторжения в Газу".

Мероприятие планировалось на 7-е число и должно было состояться на перекрестке Леавим, в непосредственной близости к бедуинскому городу Рахат. В назначенный день, однако, правительство Израиля в авральном порядке вывело подразделения ЦАХАЛа из Бейт-Хануна. За этим последовал артобстрел, в результате которого 19 палестинцев погибло и несколько десятков было ранено. Премьер-министр Ольмерт сходу расшаркался перед палестинцами и принес им искренние извинения за гибель мирных граждан. В ответ палестинцы усилили ракетные обстрелы Сдерота и прилегающих к сектору Газы населенных пунктов.

Демонстрация активистов Исламского движения Негева была перенесена на 9 ноября в центр Беэр-Шевы. Правда, по случаю вывода подразделений ЦАХАЛа из Бейт-Хануна тему митинга поспешно изменили, посвятив акцию главной проблеме, третирующей бедуинов Негева, - многолетнему спору о землевладении.


"Красный рассвет"

Рано утром 9 ноября по прилегающим к сектору Газы населенным пунктам было выпущено несколько ракет и реактивных снарядов. "Два из них упали на территории населенного пункта, повредив здание; несколько человек находятся в состоянии шока", - сообщила в 9.00 радиостанция "Галей ЦАХАЛ".

"Если нетрудно, уточните, пожалуйста, место падения", - позвонила я с дороги в армейскую пресс-службу. "Кибуц Беэри", - ответили мне.

Значит, до начала шествия в Беэр-Шеве туда не успеть, поняла я, глянув на часы.

Оказавшись около комплекса правительственных учреждений в центре столицы Негева, слышу усиленные мегафоном голоса. А вот и колонна демонстрантов. Возглавляют ее депутаты кнессета Талеб ас-Сана и д-р Дов Ханин из компартии ХАДАШ.

Прошагав по городу с плакатами, требующими равенства, справедливости и отставки Дуду Коэна (позже мне станет известно, что он - начальник Южного округа МВД, издающего ордера на снос незаконных построек), бедуины направились к площади с фонтаном.

Внезапно из толпы выскочил перевозбужденный юноша. Отчаянно жестикулируя и выкрикивая что-то по-арабски, он попытался вклиниться в первую шеренгу, но был схвачен полицейскими и препровожден в участок.

- К чему призывал этот человек? - спросила я одного из старейшин.

- Я не говорю на иврите…

- Это - подстрекатель! - сообщил сотрудник беэр-шевской телекомпании. - Пытался спровоцировать драку. Не удивляйтесь: в наших краях такое случается нередко.

Наконец мне повезло: шейх Абед Рахман владеет ивритом.

- Что заставило вас выйти на демонстрацию? - спрашиваю я его.

- Правительство приняло решение разрушить деревню Амульхара, в которой проживает "хамула" Абулькахан - более тысячи человек, - говорит он. - В нашей деревне порядка 50 домов. Добротные, двухэтажные, не кибитки и не шатры. Члены "хамулы" живут на этом месте 50 лет. И практически всем нам предъявлены ордера на снос.

- А раньше где жила ваша "хамула"?

- В Бейт-Кама. Затем нас переселили в Леавим, а потом выделили участок земли в Амульхара. Я родился уже на новом месте, прожил там 43 года. Там родились одиннадцать моих детей. Двое страдают синдромом Дауна, двое других - эпилепсией.

- Вы работаете?

- Я инвалид: перенес перелом позвоночника. Работать не могу.

- В таком случае на какие средства существует ваше многочисленное семейство?

- На пособия Службы национального страхования. Кроме того, помогают родные… Сейчас нам грозит выселение. Землю у нас отбирают не под армейскую базу, как это было много лет назад, и даже не под строительство больницы. Вместо нас на нашей земле решили поселить евреев!

По пути в Беэр-Шеву я обратила внимание: пейзаж по обе стороны шоссе существенно изменился. Исчезли стада баранов и верблюды, зато появились указатели, из которых явствует, что здесь ведутся работы по прокладке трансизраильского шоссе. Именно это, как и намерение основать в Негеве новые населенные пункты, является главной причиной непрекращающихся акций протеста бедуинов.

Демонстранты занимают площадь у фонтана. Начинается митинг. Основная масса активистов Исламского движения выступает по-арабски. Я улавливаю лишь фамилии: Ольмерт… Либерман… И снова - Либерман и Ольмерт…

- О чем они говорят? - обращаюсь я к полицейскому, только что передавшему по телефону в штаб свежие разведданные.

- Я не переводчик, - огрызается страж порядка, окидывая меня подозрительным взглядом.

Тем временем мегафон перехватывает активист Исламского движения, владеющий ивритом.

- Когда наши дети видят, как сносят дома, в которых они родились и выросли, они не говорят: "Мой дом разрушили МВД и полиция". Они говорят: "Евреи снесли наш дом"… - разносится над площадью негодующий голос. - Вы сами формируете целое поколение, которое ненавидит государство. Опомнитесь, пока не поздно! Поддержите нас: мы ведем справедливую борьбу не только за свой дом, но и за дальнейшее мирное сосуществование между евреями и арабами.

Немного истории

До вторжения в Палестину турок бедуины Негева считали себя единственными хозяевами пустыни. Не было здесь ни государственности, ни контроля. "Хамулы" посильнее захватывали те участки земли, на которых можно было вырыть колодец и добыть дефицитную воду. Кражи и вооруженный грабеж были таким же законом пустыни, как и периодически вспыхивавшие бои за источники воды.

С присоединением Эрец-Исраэль к Оттоманской империи царившему в Негеве беспределу попытались положить конец: бедуинам запретили грабить путешественников, а нарушителей начали отдавать под суд. В целях поддержания законности стали создаваться полицейские участки. Имя одного турецкого полицейского до сих пор у многих на устах: Абу-Друиш - Мустафа аль-Арнаут. Он отличался особой жестокостью. Бедуинские матери пугали Абу-Друишем непослушных детей. Звали его "сержантом", хотя воинский чин аль-Арнаута до сих пор неизвестен. Главное - именно он был в Негеве монопольным начальником: казнил и миловал. "Абу-Друиш - наш Аллах", - говорили о нем бедуины.

Впрочем, единственной целью коррумпированных турецких властей был… грабеж самих бедуинов! Собирали "бакшиш" проверенным способом: в пустыню отправлялось воинское подразделение во главе с офицером. Разбивали шатры, созывали старейшин и диктовали им свои требования. Отказ подчиниться грозил не только традиционной поркой, но и тюрьмой. Бедуины быстро уразумели: лучше уж заранее принять и удовлетворить все условия посланцев турецкого губернатора, чем навлечь на свою голову новое нашествие солдат.

Первый в Негеве полицейский участок был построен в том районе, где ныне находится город Офаким. Его начальником назначили негра арабского происхождения Марджана Эге. Он был известен особой жестокостью и наводил ужас на бедуинские племена. Называли чернокожего не иначе, как "господином"…

Не удалось установить в Негеве и в пустыне Арава хотя бы отдаленное подобие законности и британским властям. Единственное новшество - учрежденные англичанами суды старейшин, состоявшие, впрочем, из шейхов. Одна из таких судебных инстанций располагалась в палатке в пустыне Арава и разрешала конфликты, то и дело вспыхивавшие между бедуинами Палестины и Иордании. Аналогичный "суд" действовал в Рафиахе. Он добивался перемирий ("сулха") между местными и синайскими бедуинами. В качестве судей выступали шейхи - старейшины противоборствующих "хамул".

Показателен изданный в 1942 году "Указ о контроле над бедуинами", позволявший губернатору наказывать всю проштрафившуюся "хамулу", а не только ее предводителя.

Постепенно в крупных населенных пунктах началось строительство капитальных зданий полицейских участков, внешне напоминающих крепости (классический пример – Бейт-Гуврин). Подконтрольную территорию - бескрайние просторы пустыни - полицейские бороздили на верблюдах. Британцы не доверяли полицейским и требовали, чтобы каждый из них вел дневник, в котором отражалась бы его работа. Старейшины ставили в этих дневниках закорючку, удостоверяющую, что их "проконтролировали".

Вот как описывает ситуацию в Негеве израильский ученый Сасон Бар-Цви: "В 1946 году я посетил полицейский участок в деревне Бир-Аслудж. Во дворе стояла увитая ветвями беседка, в которой гостей поили замечательным черным кофе. Там-то я и сидел с начальником полиции Абедом Альсаламом. Внезапно явился бедуин - видимо, чтобы подать жалобу. Не успел он и рта раскрыть, как "сержант" вскочил и набросился на него с кулаками. Я спросил: "Уважаемый, за что бьешь?" - "Я слишком хорошо их знаю, - отвечал начальник. - Каждый удар приносит мне деньги!" Те, кому было известно о слабости полицейского, виртуозно ее использовали: они "подкармливали" местного надзирателя, получая в обмен полную свободу действий".

После Войны за независимость власти Израиля не стали совершать в пустыне никаких переворотов. На месте остались всё те же полицейские участки и межплеменные суды. Нам было ясно, что мы не сможем переломить господствующие среди бедуинов тенденции: главенствовать там по-прежнему будут старейшины и их доверенные лица", - подчеркивает Бар-Цви.

И действительно, поначалу патрулировали Негев полицейские-израильтяне, к каждому из которых был приставлен переводчик. Из шатров участки переместились в… патрульные автомобили! Отныне полномочия британских "сержантов" были переданы евреям, а позже и полицейским из числа бедуинов…

В первой половине 50-х ЦАХАЛ предпринял робкую попытку расширить спецназ, состоявший из бойцов, патрулировавших Негев на верблюдах. Командовал им сержант Амос Яркони. Пытались создать в Негеве и конное подразделение под командованием Хаима Тавори. Они, однако, не прижились в пустыне: там действуют свои законы.

Долгое время израильским властям не удавалось хотя бы минимально закрепиться в Негеве и внедрить в местные "хамулы" "разведчиков" – их тут же опознавали. В результате многие районы превратились в "деревни-убежища" для конокрадов, грабителей и других нарушителей закона. В среде местных бедуинов по-прежнему господствовало "золотое правило": тот, кто сотрудничает с властями, - предатель.

Суды старейшин тем временем продолжали мирить рассорившиеся "хамулы": кто-то угнал верблюда; кто-то не вернул долг… Правда, теперь бедуины тщательно скрывали от госструктур заключаемые старейшинами "сулхи". Даже если полиции удавалось задержать правонарушителя, доказать его вину в суде было невозможно: "внезапно" исчезали все свидетели и вещественные доказательства. Заговор молчания - еще одно "золотое правило" бедуинов.

По утверждению Сасона Бар-Цви и других исследователей, наивысшая ценность для бедуина - кровное родство, интересы "хамулы". Все остальное - второстепенно.

За годы существования государства кое-каким израильским политикам удалось сблизиться со старейшинами некоторых "хамул". Если перед выборами в кнессет шейх приказывал проголосовать за МАПАЙ, МАПАМ, а впоследствии - за блок МААРАХ, - безграмотные в своей массе бедуины в организованном порядке являлись на участки и опускали в урны бюллетени с нужными буквами. Чаще всего пачку бюллетеней запихивал в урну сам шейх: никаких наблюдателей на участках не было.

"Сулха" и по сей день считается среди бедуинов их собственным БАГАЦем. И только еврейским правозащитникам от леворадикальных партий удалось не просто просветить королей пустыни, но и подать от их имени немало апелляций в настоящий БАГАЦ.

По мере роста политического сознания шейхов усиливается и битва за землю. Правда, в последние годы бедуины вконец разочаровались не только в "Аводе", но и в МЕРЕЦе: ни первая, ни вторая партия не выполнили своих громких предвыборных обещаний и не вернули бедуинам монопольное право на землю и водные источники.

Образовавшийся вакуум доверия тут же заняло Исламское движение.

С точки зрения профессуры

В митингующей у фонтана бедуинской толпе выделяется высокий мужчина в джинсовой куртке. Знакомимся. Профессор Орен Ифтахиэль преподает в Беэр-Шевском университете географию и городское планирование.

- В Негеве проживает огромная бедуинская община, - говорит он. - Однако основанные ими деревни до сих пор не получили официального статуса. Они считаются незаконными постройками, хотя стоят на земле, принадлежавшей бедуинам еще до провозглашения государства. Чудовищная несправедливость! Правительство хочет сконцентрировать всех бедуинов в семи поселках городского типа: Рахаде, Лакие, Сейфе, Сегель-Шаломе, Тель-Шеве и других… Недавно начато строительство еще нескольких аналогичных поселений. Однако жители почти 50-ти деревень не согласны освободить свои земельные участки - вот правительство и пытается заставить их убраться, или, как говорят сами бедуины, "очистить Негев от арабов". Это - грубейшее попрание прав человека! Во-первых, бедуины жили в Негеве и до создания Государства Израиль. Во-вторых, они страшно бедствуют, отчаянно нуждаются в поддержке со стороны государства.

- Давно ли вы занимаетесь изучением проблемы бедуинов Негева?

- Пятнадцать лет.

- Если память мне не изменяет, правительство вот уже много лет настоятельно предлагает бедуинам вселиться в современные многоквартирные дома, которые государство готово для них построить, однако обитатели Негева отказываются под тем предлогом, что не смогут привыкнуть к городской жизни…

- Среди бедуинов есть разные люди, - соглашается профессор. - Всего в Негеве их проживает 150 тысяч человек плюс еще сто тысяч - на севере страны, в Галилее. Община отнюдь не однородна. Тем не менее, я убежден: государство должно позволить остаться на земле тем, кто привык заниматься сельским хозяйством. Государство пытается провести в Негеве этническую чистку. Почитайте статьи Либермана - в ваших русских газетах их небось постоянно печатают. Он считает, что Израиль принадлежит только евреям. Либерман ошибается! Есть здесь и арабские граждане, которые должны пользоваться равными с евреями правами, - в противном случае грош цена демократии! Политика, проводимая правительством в Негеве и по отношению к арабам вообще, - это не демократия, а апартеид.

- Разве израильские арабы не получают пособий от Службы национального страхования? Разве они лишены пособия по безработице? .

- Нет, отчего же - социальные пособия они получают, но… Нет у них водоснабжения, нет нормальных дорог, не строятся школы.

- Извините, что я вмешиваюсь, но должен внести небольшую поправку, - вторгается в нашу беседу случайно оказавшийся рядом еврейский житель Беэр-Шевы. - Бедуины Негева захватывают все больше и больше неиспользуемых государственных земель. Воду они подводят к своим участкам пиратским способом: крадут у кибуцев, без разрешения подключаются к центральному водоводу компании "Мекорот". Никаких налогов они, в отличие от нас, не платят, зато (и это вы верно заметили) получают на всех своих жен и детей социальные пособия. Государство постоянно предлагает бедуинам стать цивилизованными людьми и жить в городах. Однако они категорически не согласны.

Выражение лица профессора резко меняется.

- Вы прервали мое интервью! – наступает он на неожиданно возникшего оппонента. - Как вам не стыдно обвинять бедуинов в краже! Есть среди местных жителей и нарушители закона, и даже преступники. Но главная проблема не в этом. Главная проблема заключается в другом: до создания в 1948 году Государства Израиль у бедуинов Негева было двенадцать миллионов гектаров земли, а к сегодняшнему дню осталось процентов пять от того, чем они владели. И государство продолжает конфискацию.

- Кстати, каков официальный статус земли, на которой построены деревни бедуинов? - интересуюсь я.

- Это - спорная земля, - объясняет профессор Ифтахиэль. - К сожалению, у бедуинов нет документов, которые подтверждали бы их собственность на эту землю.

А далее профессор неожиданно для меня произнес фразу, неоднократно слышанную мною от менее образованных (мягко говоря) соотечественников:

- Каждый русский, приехавший в Израиль, сходу получает земельный надел и все гражданские права, зато люди, чьи семьи столетиями жили здесь до вас, лишены элементарных прав. Вопиющая несправедливость! Вот и сейчас, пока в Беэр-Шеве проводится демонстрация, власти сносят дома бедуинов. Это и есть преступление!..
Сотрудники сил безопасности предсказывают блокаду жизненно важных автомагистралей, связывающих юг с центром страны, массовые беспорядки, стрельбу по машинам… Аналитики предрекают повторение в северной части Негева октябрьских (2000 года) столкновений.

Немного статистики

Площадь Негева составляет 12 млн. гектаров. В 1948 году здесь проживали порядка 90 тысяч бедуинов, основная их часть вела кочевой образ жизни. В результате Войны за независимость масса бедуинов бежала в Египет и Иорданию. В Негеве их осталось порядка 11 тысяч. В 50-60-е годы правительство построило для представителей "нацменьшинства" семь городов, однако вести оседлый образ жизни "короли пустыни" отказались.

В настоящее время 70 из 140 тысяч бедуинов Негева проживает в так называемых официально непризнанных деревнях, раскинувшихся на общей площади 300 тысяч гектаров. На этой территории возведено порядка 30 тысяч (!) незаконных строений. Однако претендуют бедуины на большее - они требуют признать себя законными владельцами территории площадью в один миллион гектаров.

Впрочем, битва ведется не столько за землю, сколько за… деньги! Конкретно - за размер компенсации, которая будет выплачена тем, кто добровольно переселится в цивилизованные поселки. Правительство предлагает бедуинам 85 долларов за каждый гектар "спорной" земли. Шейхи требуют за всю занятую "хамулами" территорию 10 млрд. шекелей. Несопоставимо!

В 1997 году старейшины создали коллективный орган - Совет непризнанных деревень.В последние пару лет при поддержке Исламского движения Израиля этот совет значительно активизировал свою деятельность: нанял пиарщиков, которые постоянно бомбардируют журналистов сообщениями для прессы; организует демонстрации, митинги и даже - выставки художественной фотографии, посвященной бедственному положению бедуинов.

По данным министерства промышленности и торговли, 64% обитателей Негева считаются безработными. Не трудоустроено 89% бедуинских женщин, что, впрочем, естественно: согласно традиции, мать семейства должна вести домашнее хозяйство и присматривать за детьми. (Для сравнения: в еврейском секторе работает 61% женщин.)

Не стали оазисами цивилизации и семь построенных для бедуинов городов: 15% их жителей не имеют работы (средний уровень безработицы в еврейских населенных пунктах Негева составляет 12,3% и считается одним из самых высоких в стране). В результате масса бедуинов получает от Службы национального страхования всевозможные пособия, в том числе и на детей. В общем и целом в многодетных семьях размер государственного финансирования достигает 3500-4000 шекелей в месяц.

Правда, официальная статистика существенно расходится с реальностью. Бедуины, в отличие от законопослушных граждан еврейского происхождения, не спешат отчитываться перед Главным налоговым управлением о заработках, выплаченных им "по-черному", без пресловутой платежной ведомости ("тлуш маскорет"). Израильская полиция не решается соваться в непризнанные деревни и практически их не патрулирует. Что уж говорить об инспекторах налоговой службы?..

Битва за землю

64-летний Абдалла Несасха живет в деревне Ксейфе неподалеку от Арада.

- В 1982 году после подписания мирного договора с Египтом часть нашей деревни эвакуировали, - рассказывает он. - На месте домов построили вначале военный аэропорт, а затем и мошав Неватим. Денежную компенсацию переселенцам выдали ничтожную, смехотворную. Впоследствии те, чьи дома были снесены, подали в суд, но иск к рассмотрению не приняли на том основании, что дело устарело.

- Были ли у ваших односельчан документы, подтверждающие, что они - владельцы земельных участков?

- А что там подтверждать, если на этой земле 500-600 лет жили десятки поколений наших предков? - удивляется Абдалла. - Когда государство решило разрушить часть деревни, к нам явились оценщики. Стали мерить-перемерять участок каждой семьи. Все эти замеры документированы.

По словам Абдаллы, 24 года назад бедуины не сопротивлялись и спорить с органами власти не пытались: если требуется построить военную базу, значит, выхода нет, придется уйти.

- Государство отняло у нас под аэродром около 55 тысяч гектаров, - говорит Абдалла. - Нас уверяли, что сумма компенсации будет достойной, а выдали - символическую. Чтобы построить новые дома, многим односельчанам пришлось взять в банке ипотечную ссуду и влезть в страшные долги, выбраться из которых они не в состоянии и по сей день.

До сих пор судебные инстанции рассмотрели поданные бедуинами иски с требованием закрепить за ними земельную собственность общей площадью 340 тысяч гектаров. Ни одному из истцов не удалось выиграть процесс: претензии были отклонены из-за отсутствия документов, подтверждающих факт землевладения.

- А вашей "хамуле" не грозит выселение?

- Вроде бы пока нет, но и расширение строительства нам тоже "не грозит", - шутит Абдалла. - Не выдают нам разрешений. Зато многих наших соседей проблема изгнания уже коснулась. Недавно отобрали у бедуинов Негева еще три тысячи гектаров - на них будут строить новый поселок для евреев. Расистский закон! Я - такой же гражданин Израиля, как и вы. В нашей "хамуле" есть человек, сын которого служит в ЦАХАЛе. Парень из другой "хамулы" тоже служил в армии. Явились полицейские, привезли бульдозеры и снесли его дом на том основании, что это незаконная постройка. Солдат приехал на побывку - а дома нет. Рассвирепел, снял военную форму, порвал и выбросил. Больше служить в ЦАХАЛе он не будет. Стоит ли рисковать жизнью ради государства, которое тебя дискриминирует?!

А как сложилась судьба самого Абдаллы? Вполне благополучно: один из трех его сыновей учится на фармацевта, двое других получают профессию педагога.

- Все пять моих дочерей - учительницы, - констатирует он. - Я не хочу, чтобы мои внуки выросли в ненависти к евреям. Наши народы должны научиться сосуществовать мирно.

Абдалла повторяет неоднократно слышанную мною от бедуинов фразу:

- Наши дети не говорят: "Мой дом разрушило МВД", они говорят: "Евреи снесли мой дом". Сегодня у всех на устах законопроект, поданный на рассмотрение кнессета Либерманом. Его цель - вытеснить бедуинов из Негева, а землю передать евреям. Но нам-то куда деваться? О поселенцах государство всегда заботилось: построили для них гостиницы, снабдили караванами. А нас выбрасывают к чертям собачьим. Да и в секторе Газы в ближайшее время предвидится страшная бойня. Либерман требует, чтобы Израиль расправился с нашими братьями из Газы так же, как Россия расправилась с Чечней.

Стараниями пропалестински настроенной профессуры и отечественных коммунистов Авигдор Либерман превратился в глазах бедуинов в пугало. Новая инкарнация "ВладимЕра", каким его изображали в середине 90-х в сатирической кукольной телепрограмме "Харцуфим".

Впрочем, стоит ли удивляться ненависти бедуинов к Либерману и "русским", если слухи о привилегированном положении репатриантов распространяют представители левых академических кругов - "красная" израильская профессура!..

Братья из Газы

Талаля эль-Кринауи, мэра крупнейшего бедуинского города Раата, волнуют не столько проблемы его населенного пункта, сколько судьба соседей-сельчан.

- Население Рахата – 50 тысяч человек, - рассказывает он. - Город был основан 32 года назад. Однако половина бедуинов Негева до сих пор проживает в непризнанных деревнях. Ни один из этих населенных пунктов не включен в государственные планы строительства и развития. Стоит кому-то сделать пристройку к дому - ее тут же сносят. Цель нашей борьбы - заставить правительство узаконить бедуинские населенные пункты либо обеспечить жильем тех, чьи дома обречены на снос.

Городской голова знакомит меня со своим заместителем, шейхом Джумелем Асасом - заместителем председателя Исламского движения Израиля.

- Мы хотим мирно сосуществовать с евреями, - заявляет шейх Асас. - Бедуины жили в Негеве задолго до создания государства Израиль. Следовательно, эта земля - наша. Мало ли какие законы были приняты в 50-60-е годы? Мы хотим вести традиционный образ жизни. Бедуины привыкли заниматься сельским хозяйством, разводить крупный рогатый скот. Площадь Негева - 12 млн. гектаров, а наши деревни занимают всего 200 тысяч (по официальным данным – 300 тыс. га. - Е.К.). К тому же 90% территории Негева остается незастроенной. Вот мы и хотим прийти с государством к такому соглашению, на основании которого занимаемые нами земли останутся за бедуинами и на них будут построены школы, детские сады, проложены дороги…

Шейх Джумель Асас возвращается к артиллерийскому обстрелу Бейт-Хануна, давшему ООН повод для осуждения очередной "израильской агрессии":

- Страшные кадры были показаны по телевидению, - констатирует он. - У власти в Израиле сегодня находится правительство убийц. Пусть никто не удивляется, если завтра-послезавтра палестинцы проберутся в Ашдод, чтобы там взорваться. И военному командованию, и министру обороны следует осознать: операции типа той, что была осуществлена в Бейт-Хануне, укреплению мира не способствуют.

- Какова позиция бедуинов Негева по вопросу арабо-израильского конфликта?

- Какой может быть наша позиция, если родственники многих из нас проживают в Газе, в Бейт-Хануне, в Хевроне, в Шхеме, в Иордании, Сирии, Ливане, Египте? – удивляется шейх Асас. – Я знаю в Негеве несколько "хамул", члены которых погибли в результате обстрела Бейт-Хануна. Следовательно, операции такого рода лишь обостряют отношения между властями Израиля и бедуинами.

Исламизация - сейчас!

В последние годы Исламское движение завоевывает все больше сторонников не только в Негеве, но и в Галилее. Шейх Асас с нескрываемой гордостью рассказывает, какую помощь оказывают благотворительные исламские объединения нуждающимся семьям.

- Де-факто мы взяли на себя исполнение всех тех обязанностей, от которых государство Израиль отказалось, - подчеркивает он. – После того, как были урезаны социальные пособия, мы за счет поступающих в Исламское движение пожертвований оказываем поддержку 36 тысячам семей, проживающим в Негеве, Галилее и в "Треугольнике", включая Умм-эль-Фахм, - передаем нуждающимся сотни миллионов шекелей. В Негеве на пожертвования созданы детские сады, школы, поликлиники. Кроме арабских врачей, там работают и евреи. Но вот проблема: государство не выдает нашим "амутот" разрешений на открытие частных религиозных арабских школ - такое дозволено только религиозным еврейским организациям. Приходится самостоятельно устанавливать караваны, в которых преподаватели занимаются с детьми математикой, английским языком, компьютерами и другими предметами. Финансирует обучение Исламское движение. Благодаря нашим усилиям и помощи филантропов в последние десятилетия сформировалась целая плеяда интеллектуалов: есть среди них юристы, врачи и даже – судьи.

- Насколько мне известно, в последние годы многие израильские арабы возвращаются в лоно религии, не так ли? - спрашиваю я.

- Да, - подтверждает шейх Асас. - Лидеры Исламского движения еще с 70-х годов постоянно твердят: ни одно израильское правительство не желает признать законные права арабов. В конце концов люди в этом удостоверились и естественным образом потянулись к нам. Спрашивается, почему вы, репатриантка из России, должны пользоваться более широкими правами, чем я? На встречах с главой правительства и министрами мы постоянно задаем им этот вопрос. Почему на развитие Сдерота, Офакима и Нетивота выделяется многократно больше средств, чем на развитие Раата? После создания государства Израиль в Негеве было основано 160 еврейских населенных пунктов - и всего 7 арабских, хотя мы составляем 30% населения. Где же справедливость?..

В Израиле продолжает господствовать дискриминация. Сколько она продлится, еще 50 лет?! Мы не хотим вырастить еще одно поколение, проникнутое ненавистью к государству. Наш кровный интерес – сохранить нормальные отношения между арабами и евреями. Кстати, большинство евреев – люди здравомыслящие. Они нам искренне сочувствуют. Просто в СМИ их не видно и не слышно.

Лебедь, рак и щука

В 2003 году, опасаясь, что экспансия незаконных бедуинских поселений грозит фактическим разделом Негева, глава правительства Ариэль Шарон дал указание нескольким ведомствам в авральном порядке разработать план освоения пустыни. Рассчитан он на 10 лет. На его реализацию выделена астрономическая сумма – девять миллиардов восемьсот миллионов шекелей!

Предполагалось вложить немалые средства в ускорение развития уже существующих бедуинских городов, официально признать еще восемь крупных центров компактного проживания и построить на их месте современные промышленно-сельскохозяйственные населенные пункты. Планировалось также увеличить сумму денежной компенсации, выплачиваемой бедуинам, жилища которых пойдут на снос. Чтобы стимулировать добровольную "эвакуацию", было объявлено: тем, кто откажется от поданных в суд исков, 20% суммы компенсации выплатят натурой, то есть – альтернативными земельными участками, а остальные 80% они получат деньгами.

Однако бедуины с занятой ими земли так и не сдвинулись, а предложенную им компенсацию называют не иначе, как "унизительной". Любая мера по окультуриванию "поколения пустыни" принимается в штыки, а на робкие попытки навести в Негеве элементарный правопорядок бедуины отвечают по-своему.

Так, в 2003 году с санкции правительства были опрысканы с самолетов ядовитыми веществами незаконные сельскохозяйственные угодья в районе Рамат а-Негев. Пять бедуинов отравились и были госпитализированы. В ответ на развязанную правительством "биологическую войну" был совершен акт вандализма на популярнейшем туристическом объекте - Махтеш-Рамон.

Примерно в тот же период пограничники ранили из огнестрельного оружия двух бедуинов, пытавшихся контрабандой переправить в Египет угнанные автомобили. Чем ответили "короли пустыни" на попытку установить в регионе законность? За истекшие три года на всей территории Негева резко увеличилось число краж и угонов автомобилей!

Из уст в уста передают еврейские фермеры такую историю. Года два назад, после тщательнейшей подготовки, бедуины пробрались на одну из ферм, расположенную в западной части Негева, и под покровом ночи увели через ущелье 170 овец. На противоположном склоне воров ждал грузовик, который и увез добычу в неизвестном направлении. Вложенные в покупку ягнят 150 тысяч шекелей и два года неустанного еврейского труда - такова цена ночной "операции".

Впрочем, докатилась волна бедуинского шантажа и до столицы Негева - Беэр-Шевы. Здесь вошло в моду требовать от владельцев малого бизнеса деньги за "протекцию". Не поделишься своими доходами - жди беды: потеряешь автомобиль или партию товаров со склада. По данным полиции, в южной части города действуют настоящие гангстерские группировки.

Полиция не решается патрулировать незаконные поселения бедуинов точно так же, как не суется она в Умм-эль-Фахм, Бака эль-Гарбия и другие арабские населенные пункты в Галилее и "Треугольнике". "Хотите охранять свою ферму - нанимайте частную фирму", - таков стереотипный ответ, который дают стражи порядка обеспокоенным участившимися кражами евреям.

Что же касается езды по автомагистралям Негева, то она становится опасной для жизни: с проселочных дорог на огромной скорости постоянно выскакивают на шоссе автомобили и грузовики, за рулем которых – бедуины. Часть не имеет водительских прав. Ездят, как Аллах на душу положит. Дикий Восток!

За истекшее с 2003 года время государству удалось основать лишь один новый поселенный пункт – Тарабин а-Сана. Впрочем, добились его строительства не столько министерства, сколько жители элитарного еврейского района Омер, много лет страдавшие от угона автомобилей и шантажа. Они-то и надавили на политиков, а те, в свою очередь, - на министров. Правда, до сих пор добровольно перейти в новое поселение согласилась лишь половина "хамулы" Тарабин а-Сана – остальные так и не двинулись с места.

Несмотря на то, что при Шароне специально для Переса было создано министерство по развитию Негева и Галилеи, де-факто занимаются этим шесть разных ведомств и четыре управления. Лебедь, рак и щука!

Начальник Южного округа МВД Дуду Коэн (тот самый, увольнения которого добиваются бедуины), убежден: многочисленные министерства и управления, призванные решить назревшую проблему, де-факто нейтрализуют друг друга. Результат – полный паралич органов власти.

Свято место пусто не бывает. Образовавшуюся нишу заполняют всевозможные доброхоты. В Негеве, как и в Галилее, вакуум власти компенсировало Исламское движение. В большинстве непризнанных деревень нет детских садов и поликлиник, зато мечети строятся здесь с поистине космической скоростью.

Депортация евреев из Гуш-Катифа не стала для бедуинов Негева прецедентом, на который государство могло бы опереться при попытке сконцентрировать их в определенных населенных пунктах. С подачи ангажированной прессы израильское общество восприняло трансфер евреев как легитимную меру и молчаливо поддержало изгнание поселенцев из Гуш-Катифа. Однако ни пресса, ни голосистые либералы не позволят органам власти тронуть бедуинское меньшинство - всем миром выступят в его защиту. Посему, смею предположить, что бунт бедуинов - это всего лишь пиаровский трюк, проверенный способ оказания давления на правительство.

Попробовали бы еврейские жители Сдерота или прилегающих к сектору Газы кибуцев пригрозить бунтом бросившему их на произвол судьбы государству - тут же оказались бы за решеткой по обвинению в подстрекательстве. Зато "королям пустыни" дозволено то, что считается преступным для представителей титульной нации.

Евгения Кравчик, "Новости недели"
Фото: Михаил Фейгин 


Комментариев нет:

Отправить комментарий